пятница, 17 августа 2018 г.

Победа «короеда»? Как недоштукатурка пожирает исторические здания и что с этим делать


Площадь имени 5-го кавалерийского Донского казачьего Будапештского Краснознаменного корпуса. Это ворота в центр Старого Ростова со стороны западной его части.


Приятный двухэтажный домик, с мотивами не то старой промышленной архитектуры, не то псевдоготики встречает всякого, въезжающего со стороны моста на Западный. 

Знакомьтесь — дом пивовара Дмитрия Евдокимовича Котелевца. 
В комплексе с интересным угловым зданием (бывш. Доходным домом Фёдора Лисицына) эти объекты создают прекрасное фоновое оформление северной стороны площади.



Котелевец владел пивоваренным заводом «Донская Бавария»(не путать с другим ростовским заводом «Южная Бавария»). Производство находилось, кстати, неподалеку от этого места — в Затемерницком поселении.

В 10-х годах прошлого века Дмитрий Евдокимович продает и свой завод и этот дом. Новой хозяйкой дома перед революцией стала некто Варвара Феоктистовна Соколова.



Дом на Московской, 7 — типичный «кирпичный стиль». Более века его фасад «в кирпиче» и прибывал (правда, при совке зачем-то оштукатурили первый этаж).

Ничто не предвещало волнений, но здание попало под капремонт.



Когда на суд Комиссии по сохранению исторических фасадов (МВК) в 2017 году был представлен этот дом, то разницы мнений здесь ни у кого не было: только очистка фасада, которая могла бы подчеркнуть кирпичный стиль здания и помочь вернуть его к подлинному историческому виду.
Словом, рекомендовали, чтоб было так, как здесь:


Дом купца Россалимо, Донская/ Газетный. Редкий пример удачного капремонта фасада.

Однако, понимают это далеко не все. 
Не знаем, есть ли подобный абсурд в других российских городах, скажем за Ростов и область: здесь у нас жильцы диктуют архитекторам — как выглядеть историческому зданию. 



Скажут: оштукатурить или обшить железным сайдингом — ремонтники тут же «берут под козырек» и бегут исполнять.



Здравый смысл исключается из процесса и мнение проф. сообщества, получается, никто в расчёт не берёт. 

Следуя этой логике: по желанию жильцов историческое здание можно замуровать, например, в пластиковый сайдинг (как в 90-е) или утеплить стены пенопластом (что уже отмечено на ряде объектов), а заодно и посбивать при этом «мешающие» выступающие части рельефного декора.



А в довершение выкрасить в «фиолетовый в крапинку» ©. 
А что?? Жильцы так захотели! 

Но вернемся к дому Котелевца. Повинуясь (по словам заказчика ремонта) волеизъявлению жильцов, здание не только оштукатурили, но уже в который раз в этом сезоне применили штукатурку с фактурой «короед».




И это при том, что за время работы Комиссии термин «короед» в контексте ремонта фасадов исторических зданий уже стал ругательным. Позиция архитекторов и историков по этому вопросу была сотни раз озвучена на различных заседаниях в администрации и в ходе всяческих круглых столов, разъяснялась, также, в сюжетах и публикациях. 


Ну и как всегда в Ростове: оштукатурить — оштукатурили (самое простое), а вот привести в порядок симметрию элементов и восстановить кирпичный декор не посчитали нужным.




Дом на Московской, 7 очередной раз напоминает нам о том, что ситуация с планомерным искажением исторического вида фасадов продолжается. В сметы всё также закладывается структурная штукатурка, а подрядчики мажут, как умеют.

Зачем они это делают? 
Ответ, думается, лежит на поверхности (фасада).



«Короед», как бесформенная мазня, позволяет подрядчику при меньших трудозатратах быстрее «справиться» с фасадом, так как, позволяет скрыть огрехи грубой работы. 

Как считают производители работ: при нанесении рельефной штукатурки, якобы не нужно выравнивать плоскости (как это приходится делать при проф. нанесении гладкой штукатурки), не нужно выводить геометрию линий руста и т.д. 




Руководствуясь этими установками и штукатурят. 
Однако, это чисто их житейская логика и к профессиональным фасадным работам она не имеет никакого отношения.





А вот если берутся за гладкую штукатурку (как на этом памятнике архитектуры), то не редко получается вот так:


Здание Доходного дома К.Н. Маврогордато (ОКН). Садовая, 82/46

Или так:

В чем смысл таких ремонтов? Сделать внешний вид фасада хуже, чем было до начала работ? 

К сожалению, неискушенные ремонтом жильцы, на домах которых так делают, часто принимают за должное эту мазню, чем задают «планку качества» для подрядчиков и воодушевляют их на последующие освоения квадратных метров старинных стен. 



В результате, число загубленных фасадов в городе множится в геометрической прогрессии.



Ущербность подхода состоит еще и в том, что адепты «короеда» не делают никаких различий между ремонтом какой-нибудь хрущёвки на Сельмаше и вековым зданием кирпичного стиля в историческом центре. Для них это всего лишь «строения» на которых можно «без заморочек» заработать. 

Итак, почему же «короед» для исторического здания — это плохо?

1. Аргумент исторический.
Главный и принципиальный момент:
это чуждая старой архитектуре фактура, во времена возведения зданий никогда не применявшаяся. Поэтому её использование исторически не обосновано. После покрытия этой штукатуркой, здание приобретает упрощенный и новодельный вид.



2. Аргумент практический.
«Короед» — это грязесборник. 
Ростов — город пыльный. Посмотрите, во что превращаются здания с рельефной штукатуркой буквально через пару лет.



Уже через короткий срок в порах штукатурки начинает скапливаться пыль, которая при дождях частично вымывается и стекает грязными потоками. Процесс перманентный.



Естественно, никаким ежегодным фасадным клинингом (мойкой стен) жильцы впоследствии заниматься не будут (у нас просто нет такой культуры).
Поэтому, здания и будут доживать свой второй век в таком неопрятном виде. 



А вот на открытой кирпичной кладке всей этой грязи было бы совершенно не заметно.


Эту вековую кирпичную кладку не требуется даже мыть.

3. Аргумент эстетический.
Отсутствие требований качества к ремонтам со стороны городских департаментов ЖКХ и архитектуры, а также подход подрядчиков к нанесению слоёв, зачастую делает использование «короеда» сродни размазыванию навоза с соломой. 



Получается по виду что-то наподобие деревенской мазанки.



Такой «декоративный приём», возможно, и уместен на доме где-нибудь в сельской местности, но никак не в крупном городе со своими историческими традициями в отделке фасадов (а они есть, поверьте). 

О геометрии линий или четкости декоративных элементов подлинного фасада после таких работ можно вообще забыть. 



Провода в большинстве случаев не снимают с креплений перед нанесением слоёв (кому охота возиться?), мажут прям поверх. 

4. Аргумент экономический.
Структурная штукатурка — это более дорогая технология по сравнению с очисткой фасада или его шпаклевкой с последующей покраской. 

Качество работ при этом превращается в лотерею.
Простоит ли дом после нанесения «короеда» (или любой штукатурки вообще) в свежем виде хотя бы пару лет? 



Здание на Буденновском, 90 / Текучева. Этому ремонту всего два года.




Уже десятки «отремонтированных» зданий Ростова этот тест временем не выдержали.


ул. Станиславского



ул. Темерницкая

ул. Станиславского

Ул. Ульяновская

    Ул. Суворова

ул. Чехова

ул. Пушкинская


Так зачем вкладывать деньги в то, что через несколько лет снова потребует повторного ремонта? Не лучше ли сделать один раз (выбрав правильную технологию и ответственного подрядчика) и надолго?

Участники Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды, как и четыре года назад, вновь обратились к губернатору с призывом искоренить эту систему по фактическому уничтожению облика Старого Ростова.

Необходимо принципиально определиться: всё же, мы сохраняем остатки этого облика или, что называется, делаем «чисто бизнес»?









понедельник, 30 июля 2018 г.

Хана модерну! Еще двум ростовским памятникам архитектуры грозит «колхозный тюнинг»

Тем, кто интересуется старым Ростовом, наверняка известны два замечательных кирпичных дома, построенных под влиянием популярного в начале прошлого века стиля модерн — оба объекты культурного наследия (ОКН).

Один из них — «Доходный дом М.П. Горева» на Семашко, 74 (владельцев до революции было несколько, но именно за ним числится дом в Реестре региональных памятников). Кем был Горев, история умалчивает.

Второй — «Доходный дом С.С. Сивожелезова» под номером 84, что в Братском переулке.
О человеке с такой примечательной фамилией информация сохранилась.

Сергей Степанович был долговременным заведующим типографии известной южно-российской газеты «Приазовский Край», а ко времени строительства этого дома (1914), основал и собственную типо-литографию с переплетной мастерской под названием «Товарищество на вере  «С.С. Сивожелезов и Ко»

К сожалению, настал черёд и этих памятников. Жернова капремонта перемалывают в историческом центре Ростова всё новые старые дома, не обращая внимания ни на их исторический вид, ни на их охранный статус.

Как тут не вспомнить скандальную ситуацию с так называемым «ремонтом» фасада ОКН «Дома со Стрекозой». Тогда, без проекта и без разрешения Минкульта, горе-строители произвели варварский пилинг «болгарками» кирпичной кладки фасада. При этом был изуродован не только внешний вид кладки, но и ухудшились характеристики прочности самого кирпича.

Система не меняется — выводы тогда никто не сделал и год спустя ситуация повторяется.
1. Как и на «Доме со Стрекозой», с фасадом «Дома Сивожелезова» происходит похожая история — он уже загажен.
До начала работ Дом мог похвастаться, кроме интересного архитектурного решения фасада (с частью подлинных оконных рам, дверями и решетками ограждений) ещё и хорошо сохранившейся лицевой кирпичной кладкой.


Если бы на его фасад смотрел любой нормальный специалист, то посоветовал бы аккуратно восполнить немногочисленные выбоины кирпича и фрагментарные утраты аттиков (верхние надстройки со слуховыми окнами). Ну, произвести, разве что, ещё гидро-клининг первого этажа. И всё!

Но специалисты, как видно, здесь и рядом не стояли. Как и в случае со «Стрекозой», какпремонтиникам таких действий оказалось недостаточно, и с какого-то перепугу сметчики прописали зданию покраску с заменой центральных деревянных рам на металлопластиковую упрощёнку.
Пока ещё целая подлинная рама подъездного окна


Логики здесь никакой. Инициаторов ремонта, по-видимому, интересуют только объемы оплачиваемых работ, поэтому, просто взять и оставить исторический фасад в покое нельзя. По их коммерческой нужде обязательно надо его изговнять — бюджет освоить.
Решение было не только губительным для исторического вида памятника архитектуры, но еще и незаконным — все эти манипуляции, как только что выяснилось из ответа Комитета по охране ОКН, с ними вообще не согласовывались.

Подрядчики на объектах часто спрашивают: почему им нельзя менять оригинальные подъездные окна, а жильцам в их квартирах, типа, можно.
Так вот, по правилам — и жильцам нельзя этого делать без согласований. Здесь претензия больше к органу государственной охраны здания. Именно он должен заключать с жителями ОКН охранные обязательства и предупреждать их о том, что ни подлинные окна, ни подлинные двери, ни элементы фасадного декора без согласования демонтировать запрещено.

Если по причине, допустим, ветхости, столярку действительно нужно менять, то делать это необходимо из того же материала (дерево!) и с максимально точным сохранением переплётов, а также всех декоративных элементов. Таковы правила эксплуатации памятников архитектуры. А вот отсутствие их исполнения приводит к таким, например, бытовым «архитектурным решениям»:
«Дом со Стрекозой», пластиковая самодеятельность на балконе.


2. Такая же схема работ заложена в смету и по второму ОКН — «Дому Горева».
Вполне очевидно, что в данном случае зданию нужна аккуратная очистка от фасадной краски, что выявило бы подлинную кирпичную кладку. А вот сметой предусмотрена, по словам подрядчика, также никчемная окраска главного фасада.
С дворовыми же фасадами, как всегда, грустно: часть из них уже скрыта под слоем штукатурной мазни.
Центральное окно во дворе планируют менять на пластмассу.

Вряд ли при этом будет хоть условный намёк на подлинную расстекловку.
Словом, горе — «Гореву».
Неизвестно, приостановлены ли работы на этих объектах после недавнего обращения общественности в Комитет по охране, где было указано на недопустимость такого рода незаконных манипуляций с фасадами ОКН.
По последней информации, Комитет только «готовит материалы для осуществления выездной внеплановой проверки». Как бы за время, пока их материалы готовятся, капремонтники не довершили свой «колхозный тюнинг».
Фрагмент потолочной лепнины в стиле модерн в «Доме Горева»