среда, 23 января 2019 г.

Заново открывая Прошлое, или Как мы старинные двери спасали

Немного о светлых сторонах в беспросветных буднях капремонта исторического фонда Ростова. 
Подводя итоги прошедшего строительного сезона, делимся результатами наших усилий по спасению подлинных архитектурных деталей ростовских зданий.

Так, удалось отстоять от ремонтного отстоя (тавтология здесь в тему) ряд подлинных окон и дверей.
Среди наиболее заметных: 

Окно парадной на объекте культурного наследия «Доходный дом Сивожелезова», Братский, 84

По уже сложившейся практике составления смет ремонтов фасадов, «специалисты», как правило, вообще не учитывают специфику поверхностей стен домов старого фонда и сохранившихся до наших дней искусно сделанных вековых деталей. Как мы отмечали — для них нет никакой разницы между ремонтом какой-нибудь панельной хрущевки, колхозного барака или векового здания в историческом центре города.
Сметчики, как правило, не отягощенные чувством эстетики, без разбора вставляют в ремонтную документацию примитивные упрощенные рамы из белой пластмассы, а входные группы «облагораживают» листами металла. 

То, что по-тихому не успевает делать управляющая компания, как например, на этом  вышеупомянутом ОКН Дома Сивожелезова:
то довершают, как раз, сметчики капремонтов.

Причем, из опыта общения с жильцами подобных домов, знаем, что часто вершители капремонта «впаривают» им короед для стен, пластик для окон и железо для дверей, даже не спрашивая их мнения. Хотя по логике, сметы должны составляться как раз на основе пожеланий (или требований) жильцов.

В прошлом году нам удалось повлиять на сохранение и отчасти преображение трех замечательных ростовских дверей в зданиях периода 1880-1910-х годов.
Итак, по-порядку:
1. Московская, 38. Жилой дом М.И Мешковой.
Вопреки рекомендациям Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды города, сметчики выписали для входной группы кусок металла за 30 тысяч рублей. Неприятным сюрпризом, как выяснилось, сей факт явился и для самих жильцов. 

Найдя в их лице единомышленников, мы предложили подрядчику заменить один вид работ на другой — то есть просто оставить старинные двери на месте, почистить их, укрепить и пропитать защитными составами.
Помогли жильцам составить официальный отказ от замены родной двери на металл и попросили внести изменения в смету на ремонт подлинных створок.
На что получили ответ: не положено!
Как нам объяснили в Департаменте ЖКХ, система выполнения работ не приемлет никаких замен одних видов работ другими в рамках утвержденных сумм в смете. При подписании акта приемки произведенного ремонта так называемым 
«техническим контролем», он должен найти соответствие между видами работ, указанными в смете и фактическому их выполнению.

То есть какой-то вид работ можно просто исключить из сметы, но заменить один вид работ другим — задача практически нереальная. К тому же, составители смет знают, сколько стоит пластиковая рама или металлическая створка, но понятия не имеют, как оценивать добросовестный ремонт деревянных архитектурных деталей.
«Хотите — сохраняйте, но тогда приводите в порядок двери за свои деньги» — ответили жильцам. 

Только благодаря пониманию, воле и усилиям семьи, живущей на втором этаже этого дома — двери удалось сохранить и преобразить.

Глава семьи, Валерий Владимирович аккуратно снял старую краску с дверных створок,
зашпаклевал трещины, отшлифовал поверхность, 
после чего вместе с супругой они заново их покрасили.
От времени дверную коробку повело, а двери просели. Жильцы и здесь не растерялись: сами укрепили дверной проем и отцентровали створки. А по хорошему — все эти манипуляции должен был делать подрядчик ремонта, будь смета составлена адекватно.

В финале двери украсили старинные латунные ручки, которые сумели раздобыть наши герои. 
В итоге:
Редкий случай коллективного понимания и конкретных действий. Такой порыв жильцов достоин всяческих похвал и уважения. 

Лариса Алексеевна, жилец дома, инициатор и участник восстановления дверей:
— Признаться, сначала мы были обескуражены. Нас просто решили поставить перед фактом управляющая компания и подрядчик, выполнявший ремонт — будет, мол, у вас железная дверь — как у ваших соседей:
Благо, возмутились и пришли на помощь понимающие горожане. Как нам разъяснили представители объединения МойФасад — если бы смета составлялась по-человечески, то изначально можно было внести в нее и ремонт нашей двери. Но нас на этапе формирования списка работ никто ни о чем не спросил.
Встреча с участниками общественных организаций приободрила нас и стала стимулом к действиям по сохранению подлинных дверей. Наших дверей!

2. Серафимовича, 23. Жилой дом семейства купцов Паршиных. 
Самый скандальный «ремонт» прошлого года.
То же самое — одно из старейших ростовских зданий горе-сметчики запланировали «облагородить» листом металла и избавить объект от доживших до наших дней родных входных дверей.

Благодаря широкой огласке и прямым переговорам со всеми сторонами процесса, мы смогли переломить ситуацию и добиться сохранения подлинных створок (за что отдельная благодарность Замглавы города по вопросам ЖКХ Владимиру Сакеллариусу). 
Правда, двери в этом случае никто не чистил. Просто нанесли по морозу еще один слой краски.
Но в сложившемся ремонтном абсурде и на том спасибо. 

3. Горького, 64. Доходный дом приказчика Гавриила Н. Попова.
На объект зашли строители из некоего ООО «Бизнес-Портал». О степени наплевательства и «профессионализме» подрядчика можно судить, например, по этому «восстановлению» кирпичной кладки: 
И подобным образом по всему фасаду:

Естественно, отдавать в руки таким работничкам двери было бы равносильно издевательству над здравым смыслом и оскорблению наших эстетических чувств-) Совместными усилиями с одним из неравнодушных жильцов нам удалось отстоять фасад здания от тотального оштукатуривания и спасти старинные створки.

К чести продвинутого жильца, расходы по очистке фасада и сохранению дверей он взял на себя. 
Ситуация, надо сказать, уникальная — это пока единственный случай в нашей практике наблюдений, когда то, что должны делать подрядчики на деньги фонда капремонта — делают жильцы за свой счет!  
Мы помогли найти добросовестных исполнителей, которые занялись приведением старинных дверей в порядок: отшлифовали поверхности,

очистили ковку, и восстановили утраченные конструктивные элементы.
Покрыть дверные полотна было решено не глухой краской, а защитной тонировкой, оставляющей видимой фактуру дерева — для сохранения их винтажного вида и духа старины. 
В довершение ко всему, мы смогли найти и подобрать аутентичную фурнитуру — массивные ручки, производства начала XX века (аккурат периода возведения этого здания).


Побольше бы таких понимающих и неравнодушных жильцов!
В условиях отсутствия контроля и безнаказанного нарушения подрядчиками существующих ограничений при ремонте исторических зданий — по сути, на подобных сознательных собственников у нас единственная надежда по восстановлению исторической справедливости и сохранению Старого Ростова от тотальной визуальной деградации.




понедельник, 3 декабря 2018 г.

Топорная работа. Старинный особняк терпит нашествие вандалов


Борьба с «архитектурными излишествами», которой была посвящена прошлая публикация, идёт полным ходом. Купеческий особняк на Серафимовича, 23 в настоящее время продолжает освобождаться от лепного декора.

Оказывается, «прославившие» Ростов-на-Дону на всю страну «бутылочные цветочки» из пластиковых полторашек — это действительно были ещё «цветочки» капремонта. 

Те горе-строители, по крайней мере, хоть проявили изобретательность в деле «воссоздания» утрат.


А вот эти приезжие ребята — менее изобретательны.
Эти тупо уничтожают. 
Судя по всему, их чувство эстетики не могло смириться с отсутствием симметрии между сохранившимся участком подлинного лепного декора и утраченным фрагментом на одном из карнизов. Поэтому, они взялись за топор и стамеску и просто «уравновесили» стороны.

Прямо на наших глазах дом избавляют от очередной порции «архитектурных излишеств».


На других участках — просто криво размазали шматы цемента поверх родной лепнины.  

При этом, мажут краской прямо по не очень высыхающей на морозе шпаклевке. 

В нарушение строительного регламента, ремонтники марафетят ещё и под «черным флагом» — никакого паспорта объекта на фасаде не наблюдается. 

Вот так, 130-летний особняк, переживший пули Гражданской войны и бомбы Второй Мировой XX-го века, переносит теперь топорные нападки века XXI. 

По заказу администрации района и при их молчаливом согласии, не особо реагируя на обращения профессионального сообщества о текущей ситуации, продолжает вершиться деструктив шабашников на архитектурном объекте с почтенным возрастом.

Печально, что уважения к наследию, судя по отсутствию контроля над нанятыми подрядчиками, в администрации Ростова-на-Дону, по видимому, не существует. Не по словам о «бережном отношении» к истории города ведь судят, а по делам. Разве не так?



пятница, 30 ноября 2018 г.

Истребители «ампиров». Как строители избавляют от «архитектурных излишеств» фасады исторических зданий Ростова


Канувшую в лету доктрину Никиты Сергеевича Хрущева, нацеленную на устранение архитектурных излишеств при строительстве зданий, по-своему переосмысливают в администрации города применительно к его историческому центру.

Правда, здесь, слава Богу, пока не особо строят новые хрущёвки, а, в основном сносят доведенные до руин памятники архитектуры, да ещё активно «ремонтируют». Так называются те манипуляции по освоению казенных средств или собранных с жильцов бюджетов, в результате которых фасады зачастую начинают выглядеть хуже, чем выглядели до ремонта, теряя при этом свой исторический облик.

Особенно не везёт зданиям, некогда богато декорированных лепниной. 

Не то что на нормальную реставрацию, но просто даже на профессиональный ремонт у администрации и выигрывающих их тендеры подрядчиков, нет ни адекватных средств, ни желания. 
Пример принятой работы на доме купца Попова, ул. Баумана, 43

Проблема в том, что сметы составляются «от фонаря», а на объекты заходят подрядчики, которые предлагают минимальную цену за свои услуги. Тот факт, что по таким сметным тарифам профессиональные строители работать бы не стали — никого в этой схеме не смущает. Бюджет осваивается, видимость некоей работы происходит и та халтура, которая нередко появляется на выходе, заказчика ремонта в лице администрации, по видимому, устраивает.

Так, еще пара купеческих особняков с историей подверглись недавно нападению этих борцов с «архитектурными излишествами».

1. Дом Паршиных (Серафимовича, 23)
Битва эта, кстати, происходит прямо сейчас — на бывшем жилом доме знаменитого в прошлом купеческого семейства Паршиных, возведённом в 80-х годах позапрошлого столетия.

Когда этот особняк рассматривался на Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды города, архитекторы призывали уделить этому зданию особое внимание — подойти к его ремонту с пониманием: учесть в смете ремонта восстановление утрат лепнины, выбрать адекватного подрядчика. 

Ведь это нечастый образец неоклассического направления в эклектике, которых в Ростове можно пересчитать по пальцам. По непонятным причинам, кстати, этот дом, явно обладающий архитектурными достоинствами и замыкая угол квартала, являющийся градоформирующим элементом, был исключен из реестра памятников архитектуры!

Думалось тогда, что всё будет по-человечески, а обходятся с этим домом сейчас по-свински.

Какие-то сметчики, по-видимому даже не глядя на дом, составили документацию, которая никак не учитывает ни рекомендаций Комиссии, ни тот объем работ, который необходим для профессионального ремонта здания. Их раскладка годится разве что для косметических работ по фасаду какого-нибудь колхозного свинарника с подобной площадью стен.

Затем, какие-то подрядчики, судя по всему, тоже не изучая здание, подписались под работы по его ремонту.

Дом, как уже повелось, сметой подвели под «упрощёнку» и структурную штукатурку, не учитывающую изначально гладкую фактуру стен.
И вот, работники шпателя и топора принялись действовать. 


Узнав о планах работ по утвержденной администрацией смете, мы тут же сигнализировали об этом Главному архитектору Ростовской области. Он, в свою очередь, также, увидев лажу, сообщил об этом официально в Департамент ЖКХ.
В письме содержалась информация об исторической и архитектурной ценности здания, а также конструктивное предложение по пересмотру сметы и внесение в нее пунктов и цифр, которые бы мотивировали подрядчика к нормальной работе по сохранению исторического вида здания.

Прошло более месяца и каков же был ответ этой административной структуры?
Да никакого!


Точнее, ответ мы увидели на практике: дней 10 назад, с первыми морозами  на здании появились леса и те самые борцы с «архитектурными излишествами» из солнечных республик.

Впрочем, судите сами:

Как без напряга состыковать подлинный рельеф лепного пояса и современный «подход в отделке»? 
А вот так — просто убираем это «арх. излишество», замазываем его.

Тем более, морозец и сроки подгоняют: тут не до выведения деталей, линий и плоскостей. Да и в смете не заложена мотивация. Одним куском лепнины больше, одним меньше...

Или просто срубаем всё, что плохо висит:

Будет все простенько, кривенько, без ненужных излишеств.

Говорите, неоклассицизм?

Будет вам «неоклассицизм»!

Подлинную входную дверь, опять же, судя по смете, как это модно у капремонтников и управляющих компаний, собираются менять на лист металла. 

Как говорится, спешите видеть.

2. Дом Панина (Станиславского, 79)

Второй пример — это последствия «ремонта» другого здания с богатой историей и также выстроенным в 1880-х в стиле неоклассицизма. Это один из домов «гвоздильного короля» и купца-старообрядца Николая Алексеевича Панина.

Об опасениях, связанных с его ремонтом выходила отдельная публикация. Годом ранее, предвидя то, во что его, собственно и превратили сейчас, мы составили Заявку в Комитет по охране объектов культурного наследия о постановке его в охранный реестр, в надежде, что это хоть как-то спасет дом от халтуры.
Каков был ответ? Невнятный: «мы рассмотрим». Однако, к моменту установки лесов никаких решений принято не было, что и развязало подрядчику руки.

Большинство опасений подтвердилось:

Здесь и незатейливая размазня штукатурки (все плоскости и грани фасада, если делать всё по-человечески, должны были быть чёткими и ровными):

Здесь и уничтожение элементов лепнины, доживших до начала работ:

Мы указывали на эти очевидные ляпы как самому подрядчику (КБ-Строй), так и замглавы города по вопросам ЖКХ Владимиру Сакеллариусу отдельным и подробным письмом.
Никакой реакции.

А вот некий жилец, по словам работника Департамента архитектуры, пожелал видеть дом в лососево-розовых тонах.
Пожалуйста, подогнали под его желания колерный паспорт и всё утвердили. 
Такие факторы, как неисторичность цветов и, мягко говоря, спорную сочетаемость с апельсиновым цветом соседнего здания (ему тоже недавно досталось), никто во внимание брать не стал. Причем, ещё до покраски мы пытались донести до Департамента эти аргументы.
Но... жилец всегда прав...


Итоговым фирменным росчерком сдачи объекта явился «ремонт» каменного забора — он составлял со зданием и коваными воротами единую пространственную композицию.

Даже в таком, потрепанном временем виде, с остатками лепного декора, кирпичная ограда смотрелась колоритно и живописно. 

Во всяком случае лучше, чем то, во что её превратили сейчас:

Гости города, горожане и жильцы исторических домов, получите — распишитесь.
Таково, судя по согласованиям всего этого ада, представление администрации об архитектуре, качеству ремонтных работ и исторической среде города.