понедельник, 28 мая 2018 г.

Нет дома — нет проблемы?


Помнится, в 2012 году, вместе с доведенным до самообрушения памятником архитектуры на Темерницкой, 64, под шумок снесли и примыкающее к нему здание с крепким фасадом на Московской, 69, также формально стоявшее на гос. охране. 

Минкульт, в функции которого входит, как раз, охрана этих самых памятников, дал тогда согласие на снос, что само по себе являлось не просто абсурдным, но и противозаконным решением.

В этом году ситуация зеркально повторяется. 

Только под шумок реконструкции улицы Станиславского теперь сносится другой объект, также стоящий на гос. охране — здание Доходного дома в неоклассическом стиле на Станиславского, 36.

Доходный дом ошибочно приписывают некоей О.С. Павленковой — именно под таким именем владельца он фигурирует в государственном Реестре памятников истории и культуры регионального значения.

Наши архивные изыскания не выявили никакой Павленковой в списках владельцев этого здания. Дом был построен на рубеже веков (кон. XIX - нач. XX) и имел адрес в старом городе: Почтовая ул., №60. В разное время им владели Донской Земельный Банк, Невское Домовладельческое Общество, купец С.В. Попилин и, наконец, перед революцией владельцем дома значился некто И.Б. Берман.

Но, не суть важно сейчас, как он назывался, важно, что в эти минуты от него варварски и совершенно наплевав на закон, избавляются. 

Не так давно этот памятник получил общероссийскую известность благодаря программе «Наступление на Наследие». Ребята из Москвы, как видно из сюжета, зашли в первые попавшиеся на пути здания — и как в воду глядели: среди них оказался и этот доходный дом. Вскоре после выхода репортажа, его авторы получили письмо из Администрации города, в котором говорилось, что данный дом «признан аварийным и подлежащим реконструкции на основании постановления Администрации города Ростова-на-Дону от 15.02.2002 г. №273».
Как раз по поводу этого здания интересно высказался ранее зам. главы администрации Ленинского района («Вечерний Ростов», от 15.02.2012):

То, о чем сожалел тогда гос. чиновник, спустя 6 лет воплощает нынешняя администрация с согласия Комитета по охране объектов культурного наследия.
Сначала администрация Ленинского района, в ведение которой входит консервация расселенных объектов, просто наплевала на свои обязанности и долгое время не обращала внимание на открытый доступ в здание, что позволило различным асоциальным элементам устроить там пару хороших возгораний, после чего рухнули внутренние перекрытия, превратив внутренность дома в месиво строительного хлама. 

Добил же памятник архитектуры вышеупомянутый Комитет, давший добро на снос. А ведь создан он был при Минкульте, как раз, для охраны объектов культурного наследия. Полагаем, теперь, впору переименовать этот гос. орган в «Комитет по уничтожению объектов культурного наследия».
Найден формальный предлог — аварийное состояние здания.
Однако, вместо логичных мер по дальнейшей консервации достаточно крепкой коробки здания (отсутствие серьезных трещин на главном и боковом фасаде говорит именно об этом) и закрытию его декоративным баннером (о чем на Комиссии по сохранению исторической среды нас уверяли представители администрации), было принято преступное решение о сносе.


Причем, без всякой аккуратной разборки и сохранения архитектурных деталей (как положено по закону при демонтаже аварийных памятников архитектуры), а нагло и варварски уничтожают отбойными молотками!

Теперь сотни тысяч из городской казны тратятся на уничтожение объекта культурного наследия. А при грамотном подходе — могли бы быть потрачены на позитивные вещи, то есть: на консервацию и укрепление фасада. Как тут не назвать тех, кто отвечает в администрации за сохранность исторического центра простыми временщиками? 

Дмитрий Зенюк, археолог, координатор объединения МойФасад:

Надвигается чемпионат, а вместе с ним полным ходом идет реконструкция улицы Станиславского — пришлось вспомнить и об этом здании. И нет бы завесить его баннером (что предлагали мы еще месяц назад), но лучшего повода стереть его с лица земли потом явно не найдётся, поэтому нужно «ломать дом, не отходя от кассы». А в кассу на реконструкцию улицы, думается, заложено не мало. 

Давно складывается впечатление, что в нашем городе работает «диверсионная группа», в задачу которой входит целенаправленное причинение вреда историческим памятникам: те фасады, которые необходимо почистить — штукатурят; то, что является исторической достопримечательностью и украшением города — прячут от туристов под баннерами; то, что можно укрепить и завесить баннерами — сносят.  

Кто дал команду на этот противозаконный деструктив и на каком основании?
Были ли совершены все обмеры и фото-фиксация элементов фасада?
Почему раздолбай-шабашники работают без «паспорта объекта»
Лепной декор потолка парадного входа до обрушения

Почему не сохраняются архитектурные лепные детали в ходе демонтажа?
Все эти вопросы мы направляем в администрацию города и в новоявленный Комитет по уничтожению памятников. 


Фрагмент лепного декора, изъятый из под колес строительной техники варваров

четверг, 17 мая 2018 г.

Один и без охраны, или Что будет с очередным «Домом Панина»?


Великолепный увядающий дом на бывшей Старопочтовой, 127 (ныне Станиславского, 79) всегда привлекал наше внимание. Одна из старейших улиц города, один из старейших домов на этой улице, построенный еще до начала активной каменной застройки города рубежа прошлых веков (так называемого «ростовского строительного бума»). Здание представляет собой не частый среди массовой ростовской арх. эклектики стиль неоклассицизм, чем, собственно, и ценно.


Еще один примечательный момент - до революции дом принадлежал известному горожанину - предпринимателю и благотворителю Николаю Алексеевичу Панину. Производил купец гвозди, проволоку, различный крепеж и стальные канаты, на чем и «поднялся». Продукция его гвоздильного завода была массовой и при этом добротной, известной по всему югу Российской империи, что снискало ему на Дону славу «гвоздильного короля». Панин активно участвовал в общественной жизни, был гласным городской думы, меценатом в сфере образования, попечителем нескольких социальных проектов, в том числе Александровской больницы и крупнейшего в городе частного Дома призрения (богадельни) на Воронцовской улице (об этом здании чуть ниже). За длительное служение Ростову был удостоен звания Потомственного почетного гражданина города. Все эти заслуги купца перечисляем здесь, чтоб показать и несомненную мемориальную значимость дома. Таким образом, в этом здании сконцентрировано «два в одном»: и архитектурный памятник и объект истории.
Построил дом в начале 1880-х Г.А. Журавлев, агент страхового общества «Саламандра»А спустя 20 лет, в начале нулевых XX в., дом приобрел купец Панин для своей семьи. Заметим, что зданий этого периода в Ростове сохранилось относительно немного. В основном, бОльшая часть исторической застройки датируется самым концом XIX и началом XX вв.

Итак, фактор возраста, архитектуры, сохранности и принадлежности здания известной персоне делает его достаточно редким городским экземпляром. Тем больше вызывает недоумение, что несмотря на все эти достоинства, здание до сих пор не числится в охранном Реестре Министерства культуры! 


В 17-ом году мы попытались устранить эту несправедливость и подали заявку в Минкульт на включение здания в список выявленных объектов культурного наследия (ОКН). К заявке прилагалась историческая справка о доме и его владельцах, а также заключение эксперта Любови Ф. Волошиновой (аттестованного самим же Минкультом, авторе многочисленных книг по истории Ростова) об его архитектурных и исторических достоинствах. 


Считаем, что изложенные в нашей заявке сведения не оставляют никаких сомнений в безусловной ценности дома, что, по логике, должно было повлиять на положительное решение о включении здания в реестр ОКН, но… прошло уже полгода (!), и никаких результатов.


Меж тем, по закону, региональному органу охраны памятников отпущено целых 90 рабочих дней на изучение заявки и погружение в тему, после чего Комитет по охране памятников должен озвучить вердикт. Сроки уже истекли, но пока молчание. Мы бы не тревожились и могли бы терпеливо еще подождать конструктивного решения гос. органа, но в данном случае есть очередной риск лишиться замечательного здания. Точнее, его исторического вида. Сейчас дом подвергается неким воздействиям, более известным в городе, как «капремонт». О всех издержках подобного явления и в большинстве случаях пагубности для подлинного исторического облика зданий Ростова можно узнать из наших предыдущих публикаций за последние несколько лет.

И впечатление создается, что затягивание рассмотрения нашей заявки о статусе «Дома Панина» может быть вполне умышленнымчтоб не брать на себя лишнюю работу по текущей и дальнейшей охране здания. Логика, возможно, здесь может быть такой: затянуть процесс рассмотрения заявки и позволить непрофессиональной работой превратить его в очередной незатейливо замазанный сарайчик. А после этого, уже и рассматривать нечего будет в качестве памятника архитектуры, так как здание станет новоделом и усилиями «капремонтников» избавится от своего исторического облика.

Сейчас есть серьезные опасения за сохранность вида здания: его лепных элементов и качество их воссоздания. Напомним, пока любое старинное здание не состоит в охранном Реестре - это развязывает руки недобросовестным работникам, которые могут как упрощать декоративные элементы на фасадах, так и просто уничтожать их, чтобы не усложнять себе жизнь излишней работой. Ведь гораздо легче «расчищать» себе фронт работ для нанесения затем неровных штабелей штукатурки, просто избавляясь от «лишних» лепных деталей, чем прилагать усилия (понимаем, особо не оплачиваемых) для их восстановления.
За примером далеко ходить не надо: 
здание, отработанное по методу «упрощенки» расположено буквально рядом. Напомним, в прошлом году, при ремонте «Жилого дома Феоктистова» примерно тех же лет постройки, что и «Дом Панина») фасад лишился части элементов и был небрежно «закороеден».



Выводы последних лет при наблюдениях за ремонтом исторического фонда города показали, что в большинстве случаев подрядчик не делает никакого различия между штукатурной отделкой какой-нибудь хрущевки на Сельмаше и старинным зданием в самом центре города. Кроме того, отсутствие охранного статуса формально позволяет и жильцам диктовать условия департаменту архитектуры: например, кто-то может захотеть покрасить дом в термоядерные цвета, а кто-то и вовсе настаивать на том, чтоб дом обшили пластиковым сайдингом. И департаменты ЖКХ и архитектуры вроде как должны это исполнять. 

Как видим, ситуация с ремонтом исторического фонда доведена до абсурда, когда условная 
«баба Маня» диктует архитекторам и строителям что им делать, не считаясь ни с выбором исторически обоснованных материалов, ни с первоначальным обликом здания.
У себя в интерьере можно делать что угодно, не вопрос. Но фасад здания - вещь публичная и находится в сфере общественного внимания, влияет на среду и атмосферу. В данном случае - исторических районов.

По злой иронии, «Дом Панина» на Станиславского,79 попал в руки тому же подрядчику, который «отличился» в 17-ом году на другом объекте, также принадлежавшем этому купцу - Здании старообрядческой богадельни на Баумана, 52.  Часть подлинной лепнины тогда была просто замазана или наскоро «восстановлена» подручными средствами (сгодился даже строительный утеплитель-пенопласт). 




 А вот финальный уровень работы:

Одну из главных архитектурных составляющих фасада - деревянную резную раму центрального окна (сохранность и ремонт которой нам изначально гарантировал Минкульт) тоже восстанавливать не стали.


Как говорят, по требованию жильцов, раму заменили на незатейливую пластмассу, даже без сохранения оконного переплета!

Картину дополнило замазывание на скорую руку кирпичных торцов здания (проектная организация с согласия Минкульта тогда без каких бы то ни было экспертиз быстро внесла нужные подрядчику изменения в первоначальный проект ремонта). После чего мы увидели (а служба тех. контроля и управляющая компания, по видимому, не разглядели) финальную размазню утраченных участков фасада, где такие понятия как «прямая линия» или «симметрия элементов» отсутствуют напрочь.


Вот несколько наблюдений.

Было (подлинный рельефный пояс на карнизе и кирпичный торец здания):


Стало (тотальное замазывание):

Арх. элементам главного фасада тоже досталось:

Баумана, 52. Капремонт «показывает зубы» -)

Что интересно, об этих (и не только этих) ляпах мы неоднократно сигнализировали и в Минкульт, 
и в управляющую и представителям жильцов и руководству самой подрядной организации 
(которые, вроде как обещали устранить халтуру в этом году). Но в итоге все всё приняли и подписали.

К сожалению, из-за чехарды со статусом здания Богадельни Панина, оно формально как бы не является объектом 

охраны (это отдельная история), что дало право подрядчику сделать все так, как иллюстрируют эти фото. 

К чему это нелирическое отступление?

Просто очень не хочется, чтобы очередной памятник истории был отремонтирован таким же вот образом, 
после которого и охранять уже будет нечего. Вернемся на Станиславского, 79. Делали раньше на совесть: несмотря на отсутствие ремонта фасада со времен своего возведения, бОльшая часть лепнины за 140 лет существования здания осталась на своих местах.

Например, по оставшимся карнизным элементам можно воссоздать утраченные. А вот как быть с  фрагментарными утратами над окнами? Визуальных источников как они выглядели пока не выявлено.


Как их восстанавливать? Думается, это трудная задача даже для маститых реставраторов.

Как будет решать этот вопрос подрядчик? 

Очень надеемся, что ремонтная организация найдет в себе желание и силы нанять на этот дом настоящих специалистов, а не «гастарбайтеров с ведрами цемента» как выражался на тему ремонта нашего старого центра Илья Варламов.

А если не найдет, то хотим внести предложение: можно просто не трогать неумелыми действиями низкооплачиваемых работников хотя бы то, что осталось. Если по программе подготовки к ЧМ нужен внешний марафет, чтоб смотрелось 
«свеженько», то можно покрасить здание и пусть оно ожидает качественной реставрации фасада, ибо оно того заслуживает.

Работникам и надзорным органам здесь просто важно осознать, что это не очередная шабашка, а действительно важный для истории города объект.


В новейшей истории дом тоже примечателен одним из своих обитателей.


Со времен своего заселения в 1967 году, Людмила Георгиевна как может, старательно поддерживает состояние хотя бы своей части здания. 

Заботливо очищена фасадная дверь и латунная ручка, помнящая, наверное и руки купца-владельца. Шпаклюется и периодически красится вся входная группа главного фасада. Как сообщила нам журналистка Российской Газеты Ирина Варламова из беседы с жительницей, та всей душой болеет за качественный ремонт дома. 
«Я уже попросила, чтобы не красили фасад в кричащие цвета. Выбрали благородный тон. И очень важно, чтобы бережно отнеслись к лепнине, не уничтожали ничего. Мою старинную входную дверь и кованные ворота рядом тоже необходимо ремонтировать» - говорит Людмила Георгиевна.



Удивительно, но по словам жильцов, в смету не было включено восстановление кованых ворот и несущих кирпичных колонн, хотя, обычно внутридворовое пространство также входит в список первоочередных работ по капремонту.



Ажурные ворота, вместе с кирпичной оградой, некогда украшенной лепниной, образуют со зданием единый ансамбль и, безусловно, должны были бы войти в общий комплекс работ по воссозданию подлинного исторического облика здания. Этот момент, помнится, тоже обсуждался на заседании Комиссии по сохранению исторической среды и был рекомендован для включения в смету ремонта.
Итак, в отсутствие какого бы то ни было решения Комитета по охране памятников мы очень надеемся на конструктивный подход и контроль Департамента ЖКХ, в ведении которого сейчас находится судьба здания.

Благо положительный опыт взаимодействия в осуществлении рекомендаций Комиссии по сохранению исторической среды в этом году уже имеется.


Хотелось бы, чтоб этот адрес был взят главой Департамента ЖКХ на особый контроль. Ведь до решения Комитета по охране памятников здание может уже неформально являться 
«объектом переходного статуса» , о чем ряд общественных организаций уже сделал соответствующее обращение.



По срокам, поставленным областным правительством, к концу мая работы на всех ремонтируемых объектах должны быть завершены. Как обойдутся с «Домом Панина» - покажет ближайшее будущее.


понедельник, 14 мая 2018 г.

«Фиговый листок» для Дома Врангеля

И всё-таки они это сделали -- упрятали «Врангеля» в дом престарелых.

Призыв инициативной части общественности оставить Дом Врангеля в покое и не скрывать старину от глаз окружающих был проигнорирован.

Более месяца назад по линии Ростовского отделения Общества охраны памятников (ВООПИиК) на имя губернатора была отправлено обращение с подписями ростовских архитекторов, знатоков Старого города и просто желающих сохранить историческую среду жителей. В письме содержалась обстоятельная аргументация - почему затягивать Дом Врангеля “фигОвым листом” - это нелогично и неправильно, а также с призывом остановить сомнительный процесс. Сегодня из Комитета по охране объектов культурного наследия пришел ответ, что на заседании Рабочей группы (интересно, кто туда входит из архитекторов и историков?) по подготовке города к ЧМ было принято решение о завешивании.
Сказано - сделано и на днях мы увидели строительную сетку с условным рисунком памятника истории и культуры.


Так, без какого-либо вразумительного объяснения подлинник был закрыт бутафорской занавеской, скрыв от глаз горожан и ожидаемых туристов один из знаковых объектов Ростова-на-Дону!
Интересно, инициаторы этой бутафории действительно считают, что так «красивше»?
Жаль, что опыт поездок по историческим городам Европы (наверняка ведь не раз бывали), где потертая старина смотрится весьма органично и создает правильную атмосферу, ничему их не учит и не считаясь с мнением экспертов, они городят унылые занавески. Тем самым, кстати, ограничивается гарантированный законом визуальный доступ граждан к объектам культурного наследия.
Объективности ради заметим, что никто бы не возражал против временного завешивания баннерами архитектурных памятников в аварийном или руинированном состоянии (как например Дом Гуттермана на Соборном, 8 или Доходный дом Павленковой на Станиславского, 36). Так, на днях сетка появилась и в самом-самом центре, на здании «шоколадного дома», откуда в свое время вандалы безнаказанно вынесли богатое ажурное ограждение лестничных маршей.

Здание стояло без окон и имело в своем нынешнем состоянии действительно неприглядный вид, поэтому сетка здесь висит вполне обоснованно.

Но с Домом Врангеля совершенно другой случай! Фасад, даже в потертом виде, был привлекателен и служил замечательным объектом для фото.
«Мух от котлет» ведь нужно отделять и к решениям о том, что действительно нужно скрыть, а что оставить - подходить избирательно, руководствуясь пониманием исторического контекста и прислушиваясь к мнениям экспертов.

Кстати, если развернуться на 180 градусов, то напротив этой сеточки мы увидим вот такой «колоритный пейзаж»:

Вот то, что без проблем можно было бы скрывать от глаз. А теперь сетка на знаковом для города здании и этот забор как нельзя лучше дополняют друг друга и иллюстрируют непонимание при выборе объектов для облагораживания исторического пространства, тем самым еще раз подчеркивая, к сожалению, неистребимую провинциальность, как говорят у нас «донской столицы».


среда, 28 марта 2018 г.

Дом Врангеля или «дом престарелых»?


Вот интересно, у тех, кто принимает решение о том, чтобы завесить Дом Врангеля баннером, наверняка ведь есть родители. Наверняка они уже в возрасте. Они их тоже стесняются? Стараются спрятать от окружающих? Может, сдают их в дом престарелых с глаз долой? Разве это та старина, которая вызывает отторжение, это ли не та старина, которую называют благородной?

Так почему же они пытаются поступать так со знаковыми для города памятниками архитектуры?
Именно такая аналогия здесь напрашивается.
Чего они стесняются? Что не успели еще загадить ошметками штукатурки и закрасить в дикий цвет это здание? Напомним, примеров «штукатурной дичи» в окрУге хоть отбавляй.

У здания все еще крепкий и добротный фасад, колоритная лепнина и яркий исторический бэкграунд. Возле этого примечательного дома часто останавливаются прохожие, с интересом рассматривают, фотографируют его или запечатлевают себя на его фоне.


Всю эту благородную седину теперь хотят скрыть от глаз горожан и гостей Ростова под «фиговым листом», в угоду собственным представлениям о «благолепии». 
 

Вряд ли кто-то будет фотографироваться потом на фоне их дешевого баннерка.
Неужели это не понятно?

Кстати, во что превращается подобная занавеска спустя несколько месяцев иллюстрирует вот эта картина совсем недалеко, буквально напротив администрации Кировского района Ростова-на-Дону.

Рим и Флоренция, Барселона и Лиссабон, Париж и Лион -- сотни европейских исторических городов не стесняются своей потертой старины, а наоборот, всячески ее подчеркивают.
    Исторический центр Барселоны
Это, в том числе то, что так притягивает туристов. Естественная, можно сказать «художественная винтажность» стен старинных зданий, создающая колорит места, что называется, дорогого стоит.

Если эти понятия хоть о чем-то говорят деятелям фасадного ремонта в Ростове, то пора делать выводы и прекращать уничтожать остатки исторической фактуры города.

Обращаемся к тем лицам, кто разводит этот дешевый марафет исторического центра: вы бы лучше завешивали баннером соседнюю новостройку, которая бельмом стоит посреди Солдатской слободы и разрушает своим видом всю историческую среду этого старейшего района города.

Или прикрыли бы вот это прошлогоднее убожество, во что превратили подрядчики-халтурщики по разработанным в департаменте архитектуры «технологиям» сразу три объекта по улице Баумана: дома №43 (Дом купца Попова), №47 (Доходный дом Бойченко) и №52 (Здание богадельни при старообрядческой церкви).


Сотни горожан справедливо призывают: оставьте в покое Дом Врангеля!
Пусть радует глаз своей стариной, неизгаженной вашим неумелым новоделом или стыдливыми занавесочками и спокойно ждет грамотной реставрации.

Не надо стесняться старости и старины.
Нелепо прятать старинный дом в дом престарелых.