05 января, 2021

Дом Леванидова: период полураспада. Успеть спасти памятник архитектуры

Этот массивный дом в центре города давно уже привлекает внимание.

Но, в первую очередь, не своими архитектурными достоинствами (коих у него не мало), а своим аномальным состоянием.
Фасадные стены пластично разъехались в разные стороны, что видно 
невооруженным глазом. 

Это странное и отчасти пугающие явление можно наблюдать в Ростове на углу Дмитриевской улицы и Никольского переулка (с советских времен и поныне этот перекресток обозначается не столь благозвучно — Шаумяна / Халтуринский).
В народе он известен под названием падающий дом — наш ответ их Пизанской башне.
Правда, там она под присмотром государства, а у нас, кроме самих жильцов, до заваливающегося дома в центре города дела особо никому нет.

Того и гляди, здание разложится на головы прохожих и проезжих, а на голову администрации города обрушится еще один форс-мажор.

Речь идет об объекте культурного наследия «Доходный Дом Александра Леванидова», 1911 года постройки — о чем свидетельствуют его рельефные инициалы и цифры над парадным входом.
История с кирпичом
Леванидов был крупным кирпичным производителем.
Унаследовав кирпичный завод от своего дяди Ивана Степановича Леванидова, племянник Александр раскачал производство до серьезных объемов.

Александр Александрович Леванидов

Из леванидовской продукции выстроено немало зданий в Старом городе и кирпичики с клеймом [Л] различных видов написания встречаются довольно часто.

Интересно, что само здание хозяина кирпичного завода построено не из его продукции, так как Леванидов специализировался на традиционном красном кирпиче среднего формата.
Для реализации же этого модернового проекта был выбран белый силикатный кирпич — в то время новый вид строительной керамики необычного светлого тона, что, несомненно, выделяло его из общего ряда материалов для строительства и привлекало к нему особое внимание.


Надо отдать должное архитектору (имя которого нам, увы, неизвестно) — им был предложен весьма рациональный метод декора этой многоэтажки — фасадные стены с открытой кирпичной кладкой.
Уже тогда он, вероятно, понимал все преимущества такого подхода и отказался от тотального оштукатуривания такой громадины. И это логично: штукатурка — более капризный вид облицовки и требует постоянного внимания — от заделки часто возникающих трещин и откалывающихся фрагментов до периодической покраски. 

Фасад же с открытой кирпичной кладкой может стоять веками и все, что ему нужно — это не частая мойка от уличной пыли.

По-видимому, использование светлого кирпича было заложено в проект самим архитектором из эстетических соображений и хозяин, понимая все преимущества такого решения, дал добро.

Предположительно, кирпич был приобретен в соседнем с заводом Леванидова Товариществе «С.В. Попилин и Ко», специализирующемся на производстве  «селикатного» (как тогда писали) кирпича.

Что сегодня
На днях Проект 77 выпустил видео про историю здания и его текущее состояние. Добротная работа, рекомендуем к просмотру.

Из выпуска и разговора с жильцами стало понятно, что проблемы у дома начались более 20 лет назад: от пустот подземных коммуникаций на перекрестке и, вероятно, при строительстве соседней высотки грунт под фундаментом дома Леванидова стал плыть, чем и вызвал деформацию стен. 

Битье свай под еще одну новостройку по диагонали (привет строителям из КСМ-14), без сомнения, усугубило крен стен и увеличило градус недовольства жильцов и без того аварийного здания.

А заваливание уже приличное! По данным обследования 2016 года, здание имеет сверхнормативный крен, превышающий предельно допустимый более, чем в 6 (шесть) раз!


На тот момент оно составляло 658 мм (при допустимом отклонении в 108 мм). Сейчас  и того больше. За последнее десятилетие куда жильцы только не обращались: от Голубева до Путина.

Однако, ситуация не сдвинулась с мертвой точки: федеральный центр переводит стрелки на область, область на город, город на жильцов дома.

На примере ситуации с этим объектом как нельзя лучше виден казус между буквой закона и реальным положением вещей. 

 

Да, по закону, бремя сохранения памятников архитектуры лежит на хозяевах, то есть на жильцах (как в данном случае).

Однако, вполне очевидно, что жильцы не потянут весь комплекс противоаварийных работ: от многомиллионного проекта до его физического воплощения. Тем более, что лицензионные работы на памятниках архитектуры стоят в разы дороже обычных строительных работ. 

Городской администрации не следует теперь кивать на жильцов.
Ведь именно она, в свое время, выдавала разрешения на строительство многоэтажных уродцев в непосредственной близости от памятника архитектуры. 
Очевидно, что эти стройки и спровоцировали медленное разрушение охраняемого государством здания.

В итоге 
В данном случае мы имеем дело с крупным и значимым градоформирующим объектом в самом сердце исторического центра. 

Потому, сохранение этого и ему подобных зданий должно быть в приоритете как у городских, так и региональных властей, если все-таки у них есть понимание того, что архитектура исторического центра — это ценность и потенциал Ростова-на-Дону.

Жильцы готовы посильно софинансировать противоаварийные работы и  просят «отцов города» и правительство области повернуться лицом к сложившейся ситуации и помочь сохранить крутое здание.
Тем более, что в масштабах регионального бюджета — это совсем не великие деньги.

30 октября, 2020

Если бы Ева Адамовна видела ЭТО! На центральной улице Нахичевани происходит недореставрация старинного особняка


Многим знаком симпатичный нахичеванский особнячок с куполом, что на углу Советской и 1-ой Линии.
Некоторые помнят его по невесть как сохранившейся рисованной вывеске от бара BRITANNIA, которого нет уже лет 20 как. 
 


По областному реестру — это «Особняк Евы Адамовны Красильниковой».

В настоящее время строители проводят некие отделочные манипуляции с его подлинным фасадом, после которого, как это уже видно, дом превратится в  бутафорское строение «под старину» с куполом и кровлей из позорной гибкой черепицы и стенами «под кирпич».


Облик особняка уже подвергался искажениям, причем, не так давно. 

Так, несколько лет назад некие субъекты изменили пропорции дома, подняв примерно на полметра высоту кровли над карнизом, а также увеличили высоту аттиков и самого купола.


А слева от главного фасада по 1-ой Линии выросла новая пристройка.




В довершение ко всему, тогда же покрыли все это гибкой черепицей — дешевым и неприемлемым для исторических зданий материалом. 

Представители Комитета по охране объектов культурного наследия (ОКН) заявили на это сейчас, что проект той реконструкции, явно нарушающий федеральный закон об охране памятников, был утвержден в те годы чиновниками Минкульта и обратной силы не имеет.
Странное заявление.

И вот, в эти дни, работы по стиранию исторического облика особняка Евы Адамовны возобновились с новой силой. Уже по новому проекту. 

Что происходит сейчас?

Фасад дожил до наших дней в относительно неплохом состоянии.

Еще недавно это была подлинная кирпичная кладка (окрашенная, правда, в советский период) и купол, покрытый кровельным железом.


В последние дни строители активно штукатурили поверхность лицевого кирпича. Сейчас делается дешевая имитация «под кирпич» — адская и совершенно неприемлемая при реставрации (и ремонте) памятников архитектуры технология.


В ходе встречи с подрядчиком и представителями Комитета по охране ОКН, автор проекта, местный архитектор Кирьязев (ООО “Новая Аттика”), пытался нас убедить, что кирпич был, дескать, плох и поэтому на фасаде применяется «реставрационная технология известной немецкой фирмы Реммерс» и мол, «так реставрируют в Европе»

Оставим без комментариев эти смешные заявления, рассчитанные на несведущих обывателей. 

Никаких доказательств от подрядчика о плохом состоянии кирпича мы не получили. Результатов тестов расчистки у них нет.
Между тем, визуально старинная кладка была в весьма неплохом состоянии и зачем понабилось ее замазывать 
— не понятно.

Да и Реммерсом никаким, здесь, конечно, не пахнет. Так как немецкий тех. процесс предполагает аккуратное укрепление поверхности кирпича специальными составами с восполнением утрат при помощи минеральных паст, пигментированных в цвет старинной кирпичной кладки.

Нам же было предложено не верить своим глазам, а поверить проектировщику на слово, что толстая мазня из цементного раствора на стенах — это якобы «тончайшее покрытие стены фирменными реставрационными составами»

На вопрос, почему же еще ДО тестов с расчисткой фасада (если они вообще были), в проект господина Кирьязева сразу попала эта ущербная технология с банальным оштукатуриванием и рисованием бутафорских кирпичей — внятного ответа ни мы, ни представители Комитета так и не получили.
Нестыковочка-с.
И кстати, что такое грани старинного кирпича ручной формовки и что такое дореволюционная верстовая кладка, которой выложены подлинные стены здания — Кирьязеву и Ко, вероятно, неведомо.
Судим по результату работ, который видно на части уже изгаженного фасада.
  
Это старина:


Их новодел:


А у них нарисовано все ровненько, с банальной имитацией разбежки швов в полкирпича — получается отменная бутафория, ну прям «как делают в Европе» (с) !

Что делать?

Остановиться.
Необходимо еще раз произвести тестовую очистку фрагмента фасада щадящей пескоструйной обработкой. А затем согласовывать результаты теста с Комитетом по охране ОКН.  

По результатам теста — два возможных варианта: либо полная расчистка, либо фрагментарный ремонт утрат поверхности подлинной кладки с последующей окраской в тон старинного кирпича.

Второе стало бы возможным, если бы вдруг оказалось, что кирпич действительно не выдерживает механической очистки (в чем мы, правда, очень сильно сомневаемся).

В итоге: 

мы имеем дело с явно противозаконными методами ремонта фасада объекта культурного наследия и применением непотребных технологий под видом «реставрационных». Подлинному фасаду уже нанесен ущерб.

В связи с чем вопрос к Комитету по охране ОКН: 

почему и на каком основании стало возможным согласование всей этой туфты, губительной для исторического облика здания? 

Вопрос касается изменений пропорций объекта и применения исторически необоснованных материалов, а также нынешних фасадных работ, превращающих вековое здание в новодельную бутафорию а-ля какая-нибудь шашлычная «под старину» на Левбердоне.

Под конец, немного истории:

Владелицей особняка была Ева Адамовна Красильникова, супруга известного  нахичеванского купца Егора Минаевича Красильникова — крупного зерноторговца, конезаводчика и просто хорошего производителя кирпича.

Кроме купеческой и производственной деятельности, Красильников много лет состоял гласным Нахичеванской думы, был участником многих общественных комиссий.

После скоропостижной смерти главы семейства в 1908 году, его кирпичное и торговое дело унаследовали жена, Ева Адамовна и сын Минас.

По нашим наблюдениям, кирпичное производство Красильниковых было достаточно крупным — кирпич с несколькими видами их клейма достаточно распространен в ареале Ростова-на-Дону и бывшего города Нахичеванъ.

Сохранилось, как минимум, несколько особняков, принадлежавших чете Красильниковых на территории этого исторического армянского города.

Здание Евы Адамовны, судя по архитектуре и виду кирпича, построено в самом конце XIX в. на центральной улице Нахичевани — 1-ой Соборной, которую затем при новом строе, обозвали Советской.


А многие еще, наверняка помнят, что во фрамуге парадных дверей этого особняка буквально до последнего висела уцелевшая  вывеска от давно закрывшегося бара BRITANNIA.

Изготовлена она была по всем канонам ретро: нарисованная вручную, как это делали в стародавние времена у нас, и как продолжают делать местами до сих пор, например, в Великобритании.

Вывеску оставил после себя британец Джон Уоррен, делавший зерновой бизнес в Ростове-на-Дону в четкие 90-е и тогда же открывший свой бар.
В этом особняке заведение продержалось вплоть до первого финансового кризиса в РФ в 1998 году.

Интересно, что в конце 00-х Уоррен появился на одном из федеральных российских каналов с кулинарной трэвел-программой, которую вел буквально до последнего времени. 
Но, как часто говорят 
 это уже другая история.

02 октября, 2020

От «Рассвета» до заката. Подрядчик Фонда капремонта пробивает очередное дно.

Прошло уже более двух месяцев со дня встречи между заинтересованными сторонами в качественном ремонте исторического здания «Дом для служащих мельницы Парамонова».

На ней присутствовали представители жильцов, Фонда капремонта (ФКР), Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды Ростова-на-Дону и выигравшей тендер, строительной конторы «Рассвет»

Как оказалось, в качественном ремонте были заинтересованы не все.

Напомним, здание, возведенное в 1910-х гг. по проекту городского архитектора Григория Васильева по заказу известного в городе купца Парамонова, является характерным образцом кирпичного стиля и хорошо сохранилось для своего времени. 


Эти достоинства, кстати, легли в основу нашей повторной заявки в Комитет по Охране объектов культурного наследия о внесении здания в список региональных ОКН (она до сих пор рассматривается).

Будь у этого замечательного здания охранный статус, то ситуации, о которой пойдет речь ниже, скорее всего и не возникло бы. Так как при работе с ОКН происходит несколько иной уровень отбора производителей ремонта.

Подрядчику достался относительно легкий объект, так как бОльшая часть всей поверхности фасада дошла до нас в отличном состоянии и основные усилия нужно было приложить к ремонту цокольной части кирпичной кладки здания, где выветрились швы и образовались фрагментарные утраты кирпичей.

О чем и были достигнуты договоренности.

Тогда мы выразили надежду на то, что ремонт будет проведен достойно и «Рассвет» не обернется закатом для исторического облика здания. 
Но вышло «как всегда».

То, что мы увидели спустя два месяца — не поддается трезвому осмыслению и воспринимается либо как издевательство, либо как демонстрация собственной рукожопости со стороны подрядчика.
Судите сами:







Полагаем, что если контора «Рассвет» не может или не хочет найти профессиональных каменщиков для достойного исполнения работы, то ей, по-видимому, и не место на этом объекте.

Зачем браться за то, что ты не в состоянии сделать по-человечески?

Фонду капремонта, как заказчику, необходимо любыми средствами в рамках своих полномочий теперь исправлять ситуацию.
Такой антиуровень, какой демонстрирует «Рассвет» — это смех и слезы. 

Соответствующее заявление о ситуации было отправлено в ФКР по линии Регионального отделения Общества охраны памятников.
Ждем реакции.