30 октября, 2020

Если бы Ева Адамовна видела ЭТО! На центральной улице Нахичевани происходит недореставрация старинного особняка


Многим знаком симпатичный нахичеванский особнячок с куполом, что на углу Советской и 1-ой Линии.
Некоторые помнят его по невесть как сохранившейся рисованной вывеске от бара BRITANNIA, которого нет уже лет 20 как. 
 


По областному реестру — это «Особняк Евы Адамовны Красильниковой».

В настоящее время строители проводят некие отделочные манипуляции с его подлинным фасадом, после которого, как это уже видно, дом превратится в  бутафорское строение «под старину» с куполом и кровлей из позорной гибкой черепицы и стенами «под кирпич».


Облик особняка уже подвергался искажениям, причем, не так давно. 

Так, несколько лет назад некие субъекты изменили пропорции дома, подняв примерно на полметра высоту кровли над карнизом, а также увеличили высоту аттиков и самого купола.


А слева от главного фасада по 1-ой Линии выросла новая пристройка.




В довершение ко всему, тогда же покрыли все это гибкой черепицей — дешевым и неприемлемым для исторических зданий материалом. 

Представители Комитета по охране объектов культурного наследия (ОКН) заявили на это сейчас, что проект той реконструкции, явно нарушающий федеральный закон об охране памятников, был утвержден в те годы чиновниками Минкульта и обратной силы не имеет.
Странное заявление.

И вот, в эти дни, работы по стиранию исторического облика особняка Евы Адамовны возобновились с новой силой. Уже по новому проекту. 

Что происходит сейчас?

Фасад дожил до наших дней в относительно неплохом состоянии.

Еще недавно это была подлинная кирпичная кладка (окрашенная, правда, в советский период) и купол, покрытый кровельным железом.


В последние дни строители активно штукатурили поверхность лицевого кирпича. Сейчас делается дешевая имитация «под кирпич» — адская и совершенно неприемлемая при реставрации (и ремонте) памятников архитектуры технология.


В ходе встречи с подрядчиком и представителями Комитета по охране ОКН, автор проекта, местный архитектор Кирьязев (ООО “Новая Аттика”), пытался нас убедить, что кирпич был, дескать, плох и поэтому на фасаде применяется «реставрационная технология известной немецкой фирмы Реммерс» и мол, «так реставрируют в Европе»

Оставим без комментариев эти смешные заявления, рассчитанные на несведущих обывателей. 

Никаких доказательств от подрядчика о плохом состоянии кирпича мы не получили. Результатов тестов расчистки у них нет.
Между тем, визуально старинная кладка была в весьма неплохом состоянии и зачем понабилось ее замазывать 
— не понятно.

Да и Реммерсом никаким, здесь, конечно, не пахнет. Так как немецкий тех. процесс предполагает аккуратное укрепление поверхности кирпича специальными составами с восполнением утрат при помощи минеральных паст, пигментированных в цвет старинной кирпичной кладки.

Нам же было предложено не верить своим глазам, а поверить проектировщику на слово, что толстая мазня из цементного раствора на стенах — это якобы «тончайшее покрытие стены фирменными реставрационными составами»

На вопрос, почему же еще ДО тестов с расчисткой фасада (если они вообще были), в проект господина Кирьязева сразу попала эта ущербная технология с банальным оштукатуриванием и рисованием бутафорских кирпичей — внятного ответа ни мы, ни представители Комитета так и не получили.
Нестыковочка-с.
И кстати, что такое грани старинного кирпича ручной формовки и что такое дореволюционная верстовая кладка, которой выложены подлинные стены здания — Кирьязеву и Ко, вероятно, неведомо.
Судим по результату работ, который видно на части уже изгаженного фасада.
  
Это старина:


Их новодел:


А у них нарисовано все ровненько, с банальной имитацией разбежки швов в полкирпича — получается отменная бутафория, ну прям «как делают в Европе» (с) !

Что делать?

Остановиться.
Необходимо еще раз произвести тестовую очистку фрагмента фасада щадящей пескоструйной обработкой. А затем согласовывать результаты теста с Комитетом по охране ОКН.  

По результатам теста — два возможных варианта: либо полная расчистка, либо фрагментарный ремонт утрат поверхности подлинной кладки с последующей окраской в тон старинного кирпича.

Второе стало бы возможным, если бы вдруг оказалось, что кирпич действительно не выдерживает механической очистки (в чем мы, правда, очень сильно сомневаемся).

В итоге: 

мы имеем дело с явно противозаконными методами ремонта фасада объекта культурного наследия и применением непотребных технологий под видом «реставрационных». Подлинному фасаду уже нанесен ущерб.

В связи с чем вопрос к Комитету по охране ОКН: 

почему и на каком основании стало возможным согласование всей этой туфты, губительной для исторического облика здания? 

Вопрос касается изменений пропорций объекта и применения исторически необоснованных материалов, а также нынешних фасадных работ, превращающих вековое здание в новодельную бутафорию а-ля какая-нибудь шашлычная «под старину» на Левбердоне.

Под конец, немного истории:

Владелицей особняка была Ева Адамовна Красильникова, супруга известного  нахичеванского купца Егора Минаевича Красильникова — крупного зерноторговца, конезаводчика и просто хорошего производителя кирпича.

Кроме купеческой и производственной деятельности, Красильников много лет состоял гласным Нахичеванской думы, был участником многих общественных комиссий.

После скоропостижной смерти главы семейства в 1908 году, его кирпичное и торговое дело унаследовали жена, Ева Адамовна и сын Минас.

По нашим наблюдениям, кирпичное производство Красильниковых было достаточно крупным — кирпич с несколькими видами их клейма достаточно распространен в ареале Ростова-на-Дону и бывшего города Нахичеванъ.

Сохранилось, как минимум, несколько особняков, принадлежавших чете Красильниковых на территории этого исторического армянского города.

Здание Евы Адамовны, судя по архитектуре и виду кирпича, построено в самом конце XIX в. на центральной улице Нахичевани — 1-ой Соборной, которую затем при новом строе, обозвали Советской.


А многие еще, наверняка помнят, что во фрамуге парадных дверей этого особняка буквально до последнего висела уцелевшая  вывеска от давно закрывшегося бара BRITANNIA.

Изготовлена она была по всем канонам ретро: нарисованная вручную, как это делали в стародавние времена у нас, и как продолжают делать местами до сих пор, например, в Великобритании.

Вывеску оставил после себя британец Джон Уоррен, делавший зерновой бизнес в Ростове-на-Дону в четкие 90-е и тогда же открывший свой бар.
В этом особняке заведение продержалось вплоть до первого финансового кризиса в РФ в 1998 году.

Интересно, что в конце 00-х Уоррен появился на одном из федеральных российских каналов с кулинарной трэвел-программой, которую вел буквально до последнего времени. 
Но, как часто говорят 
 это уже другая история.

02 октября, 2020

От «Рассвета» до заката. Подрядчик Фонда капремонта пробивает очередное дно.

Прошло уже более двух месяцев со дня встречи между заинтересованными сторонами в качественном ремонте исторического здания «Дом для служащих мельницы Парамонова».

На ней присутствовали представители жильцов, Фонда капремонта (ФКР), Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды Ростова-на-Дону и выигравшей тендер, строительной конторы «Рассвет»

Как оказалось, в качественном ремонте были заинтересованы не все.

Напомним, здание, возведенное в 1910-х гг. по проекту городского архитектора Григория Васильева по заказу известного в городе купца Парамонова, является характерным образцом кирпичного стиля и хорошо сохранилось для своего времени. 


Эти достоинства, кстати, легли в основу нашей повторной заявки в Комитет по Охране объектов культурного наследия о внесении здания в список региональных ОКН (она до сих пор рассматривается).

Будь у этого замечательного здания охранный статус, то ситуации, о которой пойдет речь ниже, скорее всего и не возникло бы. Так как при работе с ОКН происходит несколько иной уровень отбора производителей ремонта.

Подрядчику достался относительно легкий объект, так как бОльшая часть всей поверхности фасада дошла до нас в отличном состоянии и основные усилия нужно было приложить к ремонту цокольной части кирпичной кладки здания, где выветрились швы и образовались фрагментарные утраты кирпичей.

О чем и были достигнуты договоренности.

Тогда мы выразили надежду на то, что ремонт будет проведен достойно и «Рассвет» не обернется закатом для исторического облика здания. 
Но вышло «как всегда».

То, что мы увидели спустя два месяца — не поддается трезвому осмыслению и воспринимается либо как издевательство, либо как демонстрация собственной рукожопости со стороны подрядчика.
Судите сами:







Полагаем, что если контора «Рассвет» не может или не хочет найти профессиональных каменщиков для достойного исполнения работы, то ей, по-видимому, и не место на этом объекте.

Зачем браться за то, что ты не в состоянии сделать по-человечески?

Фонду капремонта, как заказчику, необходимо любыми средствами в рамках своих полномочий теперь исправлять ситуацию.
Такой антиуровень, какой демонстрирует «Рассвет» — это смех и слезы. 

Соответствующее заявление о ситуации было отправлено в ФКР по линии Регионального отделения Общества охраны памятников.
Ждем реакции.




31 июля, 2020

Всё перемелется? Следим за капремонтом фасада «Дома служащих мельницы Парамонова». На кону исторический вид редкого здания

В жерновах капремонта оказался ещё один замечательный объект.
А, это, как водится у нас в городе и области, часто прямая угроза подлинному облику здания.
Итак, дом, построенный для служащих мельницы купца Парамонова на Нижне-Бульварной, 30 в 1900-х годах.
Как недавно выяснил знаток старого Ростова Александр Овчинников, проектировал это здание главный архитектор города Григорий Н. Васильев (по проекту которого возведено также известное открыточное здание Школы домоводства и кулинарии).


Купеческое семейство Парамоновых в особом представлении не нуждается — фамилия эта на слуху у нескольких поколений горожан, а атмосферные зерновые склады стали уже синонимом старого Ростова.
 
Рисунок с фирменного бланка мельницы Елпидифора Парамонова с С-ями иллюстрирует эстетику фабричной архитектуры времен первой промышленной революции и жизнь предприятия в самом расцвете: корабли гудят, трубы дымят, зерно мелется.
За главным массивным корпусом виднеется и наш дом для служащих его мукомольной империи. 
На сегодня, увы, это единственная постройка из всего промышленного ландшафта, дожившая до наших дней. 
Но зато как она сохранилась! Фасад практически в первозданном виде: кирпичный стиль — как он есть.
Не тронутая ни мазней краски, ни шубой штукатурки кирпичная кладка приобрела за век благородный «копченый» вид. Словом, красота для ценителей. 
В их рядах оказался и актив жильцов этого дома, что радует.
Ведь именно владельцы квартир, по костным нормам Жилищного кодекса РФ, при отсутствии охранного статуса объекта, решают, какой будет внешность их здания после ремонта.
Важный момент: ранее дом находился в Реестре объектов культурного наследия (ОКН) как «Дом для служащих мельницы Посохова», но в 2000-х годах оттуда был выброшен. Разночтения в фамилиях владельцев связано с тем, что изначально местом владел инженер П.Ф. Посохов, но впоследствии мельницу приобрел Парамонов, при котором, собственно, и был построен этот дом.
Какой диверсант из Минкульта исключил это достойнейшее здание из реестра объектов культурного наследия — отдельный вопрос.
Два месяца назад мы повторно подали заявку в Комитет по охране ОКН на внесение его в реестр и она до сих пор на рассмотрении. 

А тем временем на здание зашел Фонд капремонта.
На недавней встрече с подрядчиком и жильцами, мы выдали рекомендации по видам и наиболее подходящим технологиям ремонта фасада.
Для поверхностей первого и второго этажа: это мягкий гидро-клининг (хотя, если честно, можно было обойтись вообще без него  и так круто).
Для цокольной части и частичных утрат декора по фасаду: ремонт кирпичной кладки — вставки из старого кирпича плюс расчистка и заполнение швов тонированным раствором под цвет подлинного известкового, с последующей гидрофобизацией (влагозащитой).
Довершить работы нужно будет очисткой и ремонтом подлинных элементов входной группы: козырька, дверных полотен и деревянных рам, с последующей их пропиткой защитными составами и окраской.
Если все сделать грамотно, то должно получиться примерно так:

Пример правильного подхода к ремонту кирпичного фасада. Дом Е. Пивоваровой,
3-я линия, 8.
Подытожим: подрядной конторе «Рассвет», выигравшей тендер на этот ремонт, достался действительно редкий для города архитектурный объект отличной сохранности.
Если это не очередная контора-однодневка, то у неё есть удачный шанс сделать все толково и аккуратно при минимуме трудозатрат.
Если ремонт пройдёт как надо, то его результаты подрядчику можно будет вносить в свое портфолио зачётных работ и пополнить тем самым список профессиональных организаций для работы с историческим фондом, коих в городе можно пересчитать по пальцам. 

13 июля, 2020

Сайдинг есть — ума не надо? В Ростове гробят ещё одно историческое здание

Очередное «оригинальное архитектурное решение» применили в Ростове-на-Дону при ремонте исторического фасада здания на улице Нансена, 18.
Увы, поток примеров того, как в «южной столице» частники и администрация воюют с архитектурным наследием поистине нескончаем.
Ещё не осела строительная пыль от сноса монументального комплекса зданий легендарной школы на Металлургической.
Ещё свежи в памяти общественные баталии за подлинный облик столетнего мемориального здания школы искусств на улице Народного Ополчения (не помогло — «отвентфасадили»).
Напомним, эти уничтоженные объекты проходили через муниципальную контору «Управление капитального строительства Ростова-на-Дону».
Теперь пришел черед массивного здания 50-х годов XX в. с фасадными артефактами ушедшей эпохи.
По информации краеведов, в советское время здесь, на Нансена, 18, находился филиал завода «Агат» по производству швейных машинок. Затем объект был, по-видимому, приватизирован и его площади нынче сдаются в аренду.
В этом случае за дело взялись, по видимому, хозяева объекта.
Но результат аналогичный.
Здание могло бы быть аккуратно оштукатурено с сохранением всех лепных элементов, если бы к проекту ремонта подошли с умом и пониманием.
Но зачем сохранять исторические архитектурные излишества, когда существует замечательный сайдинг!

Видимо, так рассудили заказчики ремонта и поэтому историческое здание на наших глазах превращается в масштабный барак с пластиковыми окнами за грустным забором. 
Работы на главном фасаде близятся к завершению — осталось добить правую часть.
Пока не ясно, утвержден ли такой «оригинальный проект» ремонта фасада в Департаменте архитектуры (и если да, то интересно, на каком основании) или владельцы здания просто «колхозят» сайдинг, исходя из своих представлений о прекрасном...
Соответствующий запрос направлен чиновникам, курирующим архитектуру города. Тем временем, еще одним добротным архитектурным объектом советской эпохи становится меньше.

Архив блога