четверг, 10 октября 2019 г.

Пристраивайтесь поудобнее. «Под шумок» реставрации в центральный собор города влепили пару новых пристроек

Подходит к концу масштабная реставрация центрального кафедрального собора, памятника истории и культуры регионального значения — одного из официальных символов Ростова-на-Дону. 
Наводится финальный марафет: вот уже и новая, фантазийного вида чугунная ограда ставится перед храмом по стороне улицы Станиславского.

Как известно, при строительстве храма в середине XIX века, за образец был взят проект столичного архитектора Тона, по которому был построен небезызвестный ХХС в Москве и, как минимум, еще пара не доживших до наших дней храмов в Петербурге и Петрозаводске.
Учитывая статус и местоположение храма, к зданию всегда было особое внимание. 
Нынешний объем и размах работ, равно, как и сумма потраченных на реставрацию средств являются самыми масштабными. На эти работы было выделено более миллиарда рублей, часть средств было выделено и из областного бюджета.

Цифра для города в этой сфере не малая, и естественно, ожидалось, что и подход к самому принципу реставрации будет профессиональный. 
Когда примерно пару лет назад в процессе реставрационных работ на храм вернулись родные переплеты окон и кресты (которые в отличие от вышеупомянутой новодельной ограды, точно соответствуют оригиналу), то этот факт не мог не вызвать положительных эмоций.
Была надежда, что внешний облик собора наконец-то примет свой первозданный вид.
За эти детали хочется высказать отдельный респект реставраторам.

Тон и фактура фасада также стали соответствовать оригиналу.
При этом качество гладкого оштукатуривания, как можно убедиться — на весьма высоком уровне. Сейчас даже такие, казалось бы само собой разумеющиеся вещи, уже воспринимается как приятный и удивительный нонсенс.
Многие, кто интересуется исторической средой города, понимают о чем идет речь: в наше время расцвета капремонтного мракобесия фасады исторических зданий мажут чем угодно, как угодно и кто угодно.
То есть до соблюдения элементарных норм исторического соответствия и хотя бы относительно приличного качества работ никому дела нет.
Здесь же видим пример отменного качества.


Однако, надежды лицезреть первозданный внешний вид храма быстро улетучились, когда реставрация стала подходить к своей финальной фазе. 

Цель любой грамотной реставрации фасада — наиболее точно воссоздать облик здания и/или законсервировать его подлинные элементы. То есть убрать лишние наслоения и поздние искажения, привести здание к его первоначальному облику, восстановить тем самым историческую справедливость. И, само собой, никакой отсебятины — любые искажения внешнего облика запрещены вроде как законом.
Но это на бумаге.

На практике же — когда сняли леса с восточного фасада, сторонние специалисты-архитекторы не без изумления увидели пару новых и доселе не существовавших пристроек!

Причем пристройки оказались вписаны во внешний облик так изощренно, чтобы у любого неискушенного гражданина не возникало бы никаких вопросов — прямо как будто так и было. 

Однако, так не было.
Вот фото с дореволюционной открытки из книги исследователя истории ростовских храмов Е.М. Малаховского: как видим, на восточном фасаде никаких пристроек нет и в помине.
Вот немного другой угол точки съемки, 1902 год — пристройки нет.
Вот фото периода войны (1943) — пристроек нигде нет.
Более того, в своей, относительно первозданной конфигурации собор просуществовал вплоть до начала этих работ на миллиард. 
На фото 2008 года на правой стороне восточного фасада, правда, можно заметить небольшое крыльцо-самозастройчик.
Однако относительно того, что с этим местом сделали сейчас — это, как говорится
«небо и земля».

Для наглядности приведем план конфигурации здания до реставрации и после ее проведения: 

В общем, очень странная история вырисовывается.

Вот как прокомментировал эти «метаморфозы реставрации» архитектор-реставратор 1-ой категории Виктор Викторович Аксенов, аттестованный эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы:
Любые пристройки к объекту культурного наследия запрещены законом, кроме воссоздания ранее разрушенных элементов памятника, но здесь воссозданием не пахнет. В данном случае налицо искажение исторического облика памятника. Более того в границах территории ОКН также запрещена любая строительная деятельность и возведение любых новых построек и пристроек.

Это правовой беспредел и прямое нарушение федерального закона 73-ФЗ и никаких вариантов оправдать это юридически нет.

Второй вопрос: исторический цвет куполов. Известно по старым фото и документальным свидетельствам, что купола были покрыты ярь-медянкой - карбонадом меди зеленого цвета. 
Эти данные приводятся как в книге вышеупомянутого исследователя Малаховского, так и на сайте Ростовской-на-Дону епархии: купола венчали 5 глав, покрытых ярь-медянкой. 

Напомним, что зелеными купола оставались вплоть 1988 года, когда их впервые позолотили к празднованию тысячелетия Крещения Руси.

Однако, принцип соответствия оригиналу при нынешней дорогостоящей реставрации и в этом случае был нарушен  любят у нас золото...
Вопросы о соответствии проекта реставрации и подлинного исторического облика собора, а также о том, на каком основании были согласованы новодельные пристройки к памятнику архитектуры были адресованы Комитету по охране объектов культурного наследия.
Ждем внятных ответов и реакция на прямые нарушения законодательства.




вторник, 6 августа 2019 г.

Руки делают — глаза боятся. Поможет ли изменить ситуацию с убогостью капремонта губернаторский объезд исторического центра?

5 августа губернатор Ростовской области Василий Голубев совершил объезд выборочных зданий исторического центра Ростова, которые подверглись капремонту за последние пару лет.
Мероприятие это давно ожидалось и давало возможность показать наглядно главе региона ситуацию с непотребным качеством ремонта львиной доли зданий Старого Ростова, а также внести со стороны градозащитников ряд конструктивных предложений по изменению текущего положения дел.

Давно подмечено, что после снятия строительных лесов с фасадов зданий по завершении марафета — на них без грусть-печали смотреть невозможно. Затем эти же руки ремонтников берутся за очередной объект... и так далее в геометрической прогрессии (уместнее сказать регрессии).
Уровень нанесения штукатурки и «воссоздания» утрат лепнины, ул. Серафимовича, 23/33
Уровень ремонта швов старинной кирпичной кладки, ул. Обороны, 62

Судя по реакции губернатора от увиденного, теперь есть определенный процент надежды остановить работу местного конвейера по уничтожению исторической среды Ростова.
Свежий фрагмент финала ремонта фасада по заказу Фонда капремонта на ул. 1-ой Майской, 8.
А вот спорная ситуация, которая в этом сезоне возникла с планами ремонта добротного кирпичного здания начала ХХ века на Социалистической, 178, к сожалению, так и не смогла адекватно разрешиться даже с посещением этого объекта главой области.
Жильцы с удивительной упертостью хотят размазать по добротному кирпичному фасаду миллионный бюджет в виде дорогостоящей штукатурки.
Эксперты, рассматривая это здание, уже давно однозначно сообщили, что если фасаду и требуется ремонт, то разве что косметический: хорошенько отмыть кирпичную кладку, да сделать десяток кирпичных пломб в места выпавших. В результате сохранится исторический облик здания, а сэкономленные средства можно пустить на подвал, укрепление фундамента или коммуникации. Расходовать бюджет на бесполезные для здания виды работ — это, как минимум, не логично, а как максимум — это профанация самого смысла капитального ремонта, так как конкретно в этом случае хотят ремонтировать то, что в ремонте не нуждается.
В данном случае мы сталкиваемся с конкретным планами нецелевого расходования средств из Фонда капремонта.  Судя по настрою жильцов, на откуп которым отдан фасад дома, нам скоро предстоит наблюдать простенькую оштукатуренную коробку за несколько миллионов рублей.
Аналогичное нецелевое расходование средств на криво положенную штукатурку при ремонте комплекса зданий купца Панина, ул. Баумана, 52 - ул. Ульяновская, 39

В конечном итоге — это равносильно сносу. Старый Ростов в очередной раз потеряет добротное вековое здание.
Позиция проф. сообщества по спорному объекту, пользуясь случаем, была вновь озвучена губернатору с нашей стороны.
Ну и наконец, глава региона своими глазами смог увидеть изуродованный фасад знакового для старого Ростова памятника истории и культуры — Дома со Стрекозой на пересечении улиц Семашко и Шаумяна.
Напомним, что здание наспех «преобразила» болгарками к ЧМ-2018 какая-то левая строительная контора с реставрационной лицензией (!).
Ситуация сейчас, к сожалению, заморожена и никаких исправлений последствий варварских действий подрядчика до сих пор не наблюдается.
Глава Комитета по охране объектов культурного наследия Иван Грунский сообщил, что работу они на этом памятнике не приняли.
Резонный вопрос по ходу осмотра здания, почему на стадии согласования проекта «ремонта» (если он, конечно, существовал) не был предусмотрен демонтаж дешевого пластика и убогих вывесок с фасада — остался без внятного ответа.
Василий Голубев пообещал взять ситуацию с этим зданием на особый контроль.
На губернаторском объезде и последующем совещании по итогам осмотра нам удалось озвучить свои предложения по схеме работы и взаимодействию основных  структур, причастных к ремонту старого фонда Ростова-на-Дону.
Советник губернатора, депутат Заксобрания Светлана Мананкина, поддерживающая наши предложения, озвучила Василию Голубеву смысл инициативы:

необходимы поправки в местное жилищное законодательство относительно того, что фасады и детали зданий старого фонда должны ремонтироваться с обязательным сохранением их исторического облика, а рекомендации архитектурной Комиссии по выбору технологий ремонта и допуску к работам только проф. подрядчиков должны носить обязательный к исполнению характер.
Словом, губернатор все увидел своими глазами. 
Ждем реакции.

вторник, 23 июля 2019 г.

Пофигизмом по конструктивизму. Как работает конвейер по уничтожению исторических зданий в Ростове-на-Дону

Как уничтожить историческое здание?
Можно просто его снести.
 Снос застройщиком добротного нахичеванского особняка XIX в. на 18 линии.


Этим способом обычно пользуются застройщики, а иногда и администрация города, которая не обеспечивает должную консервацию памятников архитектуры и доводит их до состояния руин.
А можно пойти и другим, более изощренным путем — попросту лишить его исторического облика.
Прописать, например, зданию так называемый «ремонт фасада», составить раздутую смету с оштукатуриванием и пластмассовыми окнами и превратить его в новодельный барак.
Здание после этого полностью утрачивает свою историческую ценность, что фактически равносильно его сносу.

Последним приемом с успехом пользуются Фонд капремонта Ростовской области и ЖКХ районов города, за пять лет своей работы загубившие исторический облик не одной сотни зданий старого фонда в Ростове (и уже, по нашим сведениям, ряд зданий в Таганроге).

Для капремонтного конвейера — что приступить к ремонту фасада панельной хрущевки, что к фасаду исторического здания, построенного в том или ином архитектурном стиле — все едино. Подход одинаков.
Под обезображивание штукатуркой (часто с похабным исполнением работ) идет масса старых зданий с добротной кирпичной кладкой. 
В таких случаях сами собой напрашиваются выводы о нецелевом расходовании средств, когда бюджет тратится на бесполезные для здания виды работ и просто осваивается квадратура.
Очередной дом, которому грозит утрата исторического облика — не частый образец конструктивизма, которому не повезло с охранным статусом — его нет, к сожалению. 
Поэтому он не защищен от коллективного произвола жильцов и дельцов от ремонта и на гигантской квадратуре стен которого решено освоить тонны дорогостоящей фасадной штукатурки.
Речь идет о «Большом доме» завода «Красный Аксай» на пересечении 2-ой Пролетарской улицы с 37 и 39 линиями. 

Здание, кстати, вошло в первую специализированную книгу, посвященную ростовскому конструктивизму, составленную архитектором Артуром Токаревым.
Дом имеет объемную симметричную конфигурацию в плане и является не частым образцом особого планирования жилого пространства в период 1927-1929 годов. Как резюмирует автор: «эпоха домов-гигантов продлилась недолго, но подарила городу редкое разнообразие пространственных решений на стыке традиции и новации».
Как часто это любят делать в Ростове с ремонтом зданий — надевают сначала ботинки, а потом штаны. То есть вместо соблюдения очередности работ — сначала сделать крышу, а потом фасад — здесь делают ровно наоборот. 
К чему это обычно приводит? 
К тому, что есть уже множество примеров быстрого ветшания фасадного марафета.

В нашем случае, наверное 95% поверхности фасадных стен этого дома-гиганта на настоящий момент — это добротная кирпичная кладка из ростовского силикатного и красного кирпича производства первых пятилеток. 
В рекомендациях Комиссии по сохранению архитектурно-художественной среды города было обнародовано безусловное сохранение кирпичной кладки и адекватная замена ветхих окон лестничных маршей на современные, но аналогичные по конфигурации и, что не менее важно, тону.
Характерная решетчатая расстекловка деревянных рам, безусловно, являлась неотъемлемой частью конструктивистского стиля здания. Являлась...
Теперь так:
Чтобы избежать подобного искажения при ремонтах, в официальных Правилах благоустройства, принятых Городской думой в 2017 году есть на этот счет четкий пункт: 
Гл.16, п.10. Замена старых оконных заполнений современными оконными конструкциями допускается в соответствии с общим архитектурным решением фасада (рисунком и толщиной переплетов, цветовым решением, воспроизведением цвета и текстуры материалов).

Что мы видим в процессе ремонта?
Типичное металлопластиковое фуфло с бельмами «туалетных» пластиковых вставок. Ничто так не дешевит фасад исторического здания, как белые упрощенные пластмассовые рамы.
Этот пункт Правил благоустройства, как и на многих других объектах, прошедших экзекуцию «капремонта», попросту нарушен.
Характерный пример искажения первоначального облика здания после ремонта фасадов жилого квартала фабрики им. Микояна на пр. Буденновский, 105 / 1-7.
К слову, стараются и сами жильцы — в отсутствие рабочих муниципальных механизмов согласования единого рисунка переплетов и цвета рам на исторических зданиях, каждый в городе ставит кто во что горазд. 
К сожалению, в местное законодательство, касающееся ремонтов фасадов,  до сих пор не внесена поправка о том, что ремонт зданий исторического фонда должен проходить по обязательным к исполнению предписаниям специалистов (архитекторов и реставраторов), учитывающих прежде всего сохранение исторического облика ремонтируемого здания.

У нас же эта прерогатива до сих пор отдана на откуп жильцам, зачастую совершенно не разбирающихся ни в строительных технологиях, ни в стилях и не видящих никаких исторических или архитектурных достоинств в собственном жилье.
Другими словами: условная «баба Маня», помешивая компот на плите, диктует архитекторам, как должен выглядеть фасад дома, где находится ее квартира и на мнение проф. сообщества ей плевать.
А ведь фасады исторических зданий формируют лицо и атмосферу старого центра и к их ремонту нужно подходить обдуманно и стратегически, в контексте сохранения исторической среды.

Это почему-то до сих пор не уяснили в городской администрации, отдавая на откуп подобным «бабам Маням», по сути, лицо города.
Поэтому, прикрываясь как бы желанием жильцов (часто заранее информационно обработанных лицами, заинтересованными в продвижении объемов штукатурки или убогих строительных технологий), Фонд разводит руками: дескать, сделать ничего не можем — таково волеизъявление жильцов.

При этом, часто игнорируются вышеупомянутые Правила благоустройства, принятых городской думой в 2017. А они напрямую обязывают жильцов, цитата: сохранять архитектурно-художественное убранство зданий и сооружений (гл.16, п.1).
Именно фактура поверхности фасада должна оставаться неизменной, а его архитектурные детали и элементы при вынужденной замене должны максимально быть приближены к оригиналу.
Но в Ростове на эти Правила, как видим, всем положить — и жильцам, и Фонду капремонта и городским департаментам в плане контроля за соблюдением своих же Правил.