13 марта, 2020

Возраст не помеха? В Ростове под угрозой сноса старейшие дома улицы Московской (и одни из старейших в его историческом центре). Почему важно их сохранить.

Поспособствовал этой ситуации, как ни странно, местный Комитет по охране объектов культурного наследия, призванный по роду деятельности вроде как вести работу по выявлению и сохранению подлинного исторического наследия города.
В ответ на нашу Заявку на включение зданий в реестр выявленных объектов культурного наследия мы получили неожиданный ответ: ОТКАЗАНО!
Между тем, это был чуть ли не единственный шанс остановить процесс уничтожения одного из старейших домовладений исторической части Ростова.
 

Имение на Московской принадлежало купеческому семейству Шалаевых, глава которого, Максим Иванович Шалаев, будучи купцом второй гильдии, торговал на Таганрогском проспекте (ныне Буденновском) железо-скобяными товарами. Сын же его специализировался на табачной торговле.
Теперь этот отказ включает зеленый свет для гор. администрации стереть с лица земли неликвидные для них строения, так как несколько лет назад назад они попали в списки непригодных для жилья объектов.

Важность сохранения подлинной застройки этого заповедного участка Старого Ростова была четко аргументирована в нашем обращении в Комитет, которое основывалось на экспертных рекомендациях аттестованного Министерством культуры специалиста в области истории и архитектуры. А именно:
1. Возраст
Дома построены еще до так называемого «строительного бума» конца XIX века (из которых,преимущественно и состоит старый фонд города), чем, собственно, и ценны в первую очередь. Такого возраста каменных зданий в исторической части Ростова сохранились единицы.
Наиболее ранним объектом по времени своего возведения, судя по архитектурному стилю и косвенным датировкам по материалам, использовавшимся при его cтроительстве является второй от угла дом — древний одноэтажный каменный домик самой середины XIX века.
О датировке главного, углового здания свидетельствует год на кованом козырьке — 1872 (иным видится девятка на конце, но не суть важно).
Это наиболее ценный фасадный артефакт и, пожалуй, единственный старейший из сохранившихся датированных козырьков исторической части Ростова-на-Дону.

2. Архитектура

Вторым аргументом нашей заявки было то, что жилые дома, образующие единое домовладение, представляют из себя не такие уж частые примеры колоритной купеческой застройки.
В оформлении обоих зданий использован штукатурный декор, присущий стилю классицизм.

Угловое здание вдобавок, как показал анализ архивного послевоенного фото, имело центральный аттик (декоративное навершие над карнизом), который придавал зданию более эффектный вид. Он был утрачен, вероятно, в поздний советский период.
При отсутствии какого либо ухода домики, конечно, обветшали. Плюс, нелепая подвальная входная группа 90-х, на главном фасаде по улице Московской тоже не добавляет эстетики купеческому дому.
3. Локакция
И наконец, третьим аргументом в пользу защиты зданий от сноса было выгодное видовое месторасположение главного дома, два фасада которого замыкают квартал на северо-западном углу перекрестка Московская/Островского.
Это превращает его в ценный градоформирующий элемент в контексте сохранения остатков подлинной исторической среды. Так как со всех сторон квартал давно уже захватывают современные коробки.

Игнорируя эти аргументы, комитетчики под председательством Ивана Грунского рассудили иначе. По их мнению: «здание не обладает достаточной историко-культурной ценностью, так как не соответствует критериям, установленным Федеральным законом, (...) не связано ни с историческими событиями, ни с жизнью и деятельности выдающихся исторических личностей».

И здесь явный казус: выводы рабочей группы Комитета противоречат положительной рекомендации эксперта, который в свое время был аттестован тем же Министерством, частью которого этот Комитет и является. 

Последствия такого решения носят деструктивный характер. Не трудно предположить, что отказывая в охранном статусе, как выразились чиновники Комитета «фоновой застройке конца XIX века» они тем самым способствуют формированию фоновой застройки века XXI-го.
Пример типичного строения 2010-х в переулке Островского, близ Домовладения купцов Шалаевых.

А что строится в последние 20 лет в центре Ростова-на-Дону, всем, разбирающимся в вопросе, давно известно — в 99% случаев это стыдное убожество. К сожалению, это объективно прогрессирующая тенденция.

Перед подготовкой к ЧМ-2018 домовладение завесили баннером, который, как и ожидалось, через год превратился в непрезентабельное пыльное рванье.
Спустя время, под его покровом началась суета: сюда повадились различные субъекты — от асоциалов до бомбил-сборщиков металлов и артефактов. Возгорание не заставило себя долго ждать: внутренний двор уже превращается в месиво.

Так, уже ушел в лом, пожалуй, старейший ростовский образец водопроводной колонки.
Интерьеры домов пострадали не меньше, но еще хранят фрагменты подлинных деталей.
Наше обращение в администрацию Ленинского района о консервации объектов во избежание очередных «бомж-пожаров» было проигнорировано, так как спустя месяц никаких движений в этом направлении (по ЖКХ-шной традиции) не последовало.

На днях коллеги из Всероссийского общества охраны памятников обратились в Комитет по охране ОКН с призывом повторно рассмотреть статус одного из старейших ростовских купеческих имений и все же принять во внимание аргументацию экспертов.

Со своей стороны, еще раз обращаемся к городским властям с призывом, для начала, законсервировать здания во избежание очередных пожаров и дальнейшего разграбления.

В настоящее время также формируется практическое предложение к администрации по сохранению этих зданий и развитию территории домовладения в качестве общественно-полезного пространства.

06 февраля, 2020

Прямые попадания. Часть 2: разрушенные здания старого Ростова за последнее десятилетие.

МойФасад продолжает вспоминать примечательные здания старого Ростова и Нахичевани, снесенные за период 2009-2019 гг.
Начало обзора — в предыдущей публикации.

2013.
16. Социалистическая, 94
«Водолечебница и гостиница доктора И.Г. Рындзюна», кон. XIX в.
Первоначально снести здание собирались еще в 2009, но усилия ВООПИиК и нашего объединения тогда изменили ход событий и оно было повторно внесено в реестр объектов культурного наследия. 
Спустя пару лет, дом был продан администрацией с торгов и попал в частные руки. По условиям продаж этот ОКН должен был реконструироваться в рамках утвержденного проекта реставрации.
В 2013 году его разобрали.
А вот дальше что-то пошло не так и на этом месте до сих пор пустырь с частичным остовом бывшей водолечебницы. 
Что сейчас:

2014.
17. Красноармейская, 204
Предположительно «Жилой дом Алексея Юдина», кон. XIX в.
Неизвестно как доживший до начала нынешнего века образец деревянного жилого дома из позапрошлого столетия. Столь типичный для городов севера или средней полосы России, в нынешнем центре Ростова на начало XXI века это был, пожалуй, единственный сохранившийся подобный сруб с резным декором, что и делало его примечательным редким видом.
В рамках застройки центра в 00-х, дом оказался на территории бизнес-центра и был снесен владельцами БЦ.
Что сейчас:

18. Пушкинская, 171
«Доходный дом управляющего Ростовским отделением Госбанка Ивана Федоровича Чернявского», кон. XIX в.

Крепкое здание, место которому было в Реестре памятников. 

Вместо этого — теперь оно на свалке в виде тонн строительного мусора.
Подробнее об уничтоженном здании — здесь.
Место расчищено под застройку и много лет огорожено забором.
Что сейчас:

2015.
19. Красноармейская, 94/92 
Здание Ростовской студии кинохроники, 1952.
Архитектор Л. Эберг.
Снесено СК «Сигмастрой» под строительство ЖК в 23 этажа (как указано застройщиком на сайте продаж: это будет новое здание «смелой архитектуры»).
Что сейчас:

2016.
20. Шаумяна, 41 
«Дом купцов Туварджиевых» (известный в народе как «Биллiардная»). Начало XX века.
Здание было примечательно прежде всего тем, что на нем сохранилась дореволюционная рисованная вывеска «Биллiардная», которую участники МойФасад выявили и очистили как раз 10 лет назад.
Заявка ВООПИиК в Минкульт о внесении здания в Реестр выявленных объектов культурного наследия слишком долго рассматривалась, что и развязало руки застройщику: в середине 2016 оно было стерто с лица земли.
К большому сожалению, достаточно крепкому фасаду с редким для города графическим артефактом дореволюционного периода не нашлось места в проекте высотной гостиницы. 
Забавно, что на сайте отеля размещена информация, эксплуатирующая «историчность» места и даже без стеснения упоминается тот факт, что на месте гостиницы был ранее дом, где в начале ХХ века находилась легендарная бильярдная. Только о том, куда этот дом, собственно, испарился и почему на его месте новое строение, повествование сайта гостиницы скромно умалчивает. 

Далее в тексте сообщается какая-то ахинея о том, что именно в этом игорном заведении, якобы, бывал сам Михаил Булгаков и «где он, как говорят, проиграл браслет своей жены». Вот оно как.
Через несколько лет было снесено и стоящее по соседству здание доходного дома.

Что сейчас:

21. Адыгейская, 41
«Дом Каролины-Лидии Мирендзе (Нирнзее)», нач. XX в.
Дом являлся частью достаточно обширного имения владельца Фабрики весов Юлиана Мирендзе, которая располагалась, как раз, напротив.
Имение снесено СК «Базис» под строительство ЖК.
Что сейчас:

22. Социалистическая, 97
«Доходный дом Ионы Богуславского», конец XIX века.
Колоритный дом в кирпичном стиле с элементами промышленной архитектуры. Подлинные интерьеры квартир по декору также были интересны, как и фасад.
Фрагмент настенной живописи в доме Ионы Богуславского.
С середины 00-х значился в списках аварийного жилья. Был разобран на кирпич. Заодно хорошенько подербанили и соседний домик 1880-х годов.
Что сейчас:

2017.
23. 29 линия.
Завод А.О.
«Мыловаръ», 1916.
Более известный в новейшее время как комбинат ЗАО «Рабочий».
Ростов сейчас и так не избалован на сохранившиеся здания промышленной архитектуры дорев. периода, тем неприятнее констатировать, что и этих корпусов больше нет.
Достаточно интересное средовое место на территории исторической Нахичевани рядом с Зеленым островом лишилось атмосферных корпусов промарха.
Территорию обанкротившегося комбината теперь осваивает вездесущая строительная контора «МСК».
Что сейчас: 

24. Ульяновская, 12
«Жилой дом семьи Акимовых», конец XIX века.
Являлся единым домовладением с соседним ОКН «Особняк Степана Акимова».
С виду крепкий дом, был, однако в списках ветхого жилья с середины 00-х.
Расселен в середине 10-х. Разобран на кирпич. Остатки строительного мусора (которые пребывают там и поныне) огородили перед ЧМ в 18 году.
Что сейчас:

2018.
25. Ахтарский, 1а
«Здание начального училища и школы причта Вознесенской церкви Братского кладбища», 1913.
Было построено на средства Торгового Дома «Г.Т.Герасимов с С-ями» и передано в собственность города.
Объекту не повезло оказаться на территории стадиона «Динамо», который потеснил в свое время находящееся по соседству Братское кладбище. 
Ровно через век добротное здание было снесено дирекцией стадиона
под застройку ангаром спортивного назначения.
Что сейчас:

26. Станиславского, 36.
«Доходный дом Невского Домовладельческого Общества», кон. XIX в.
Объект культурного наследия.
Также, как и домовладение Файвушевич, это внушительное здание было расселено в середине 00-х, после чего было доведено до состояния аварийного. Вместо укрепительных фасадных работ и консервации большая часть здания была спешно и варварски разобрана перед ЧМ, невзирая на свой охранный статус.
Подробнее об этой ситуации — здесь.
Что сейчас:

27. 17 линия, 3
«Здание Нахичеванского Духовного училища», кон. XIX в.
Это был крепкий для своих лет дом с сохранившимся элементами подлинных интерьеров.
На удивление, он не был включен в списки ОКН, что и позволило снести его СК «Кристина» под строительство ЖК.

Что сейчас:

28. Халтуринский, 30
«Дом семьи Шкляревских», 1880-90-х гг. постройки.
Был образцом архитектуры типичного для Ростова н/Д жилого дома конца XIX века. Имеются сведения, что глава семейства Василий Георгиевич Шкляревский, был потомственным почетным гражданином города.
Вместе с соседним доходным домом начала XX века был снесен СК КСМ-14 под застройку второй очереди своего ЖК.

Что сейчас:

29. Восточная, 64
«Дом коллежского асессора Алексея Юкина», кон. XIX в.
Дом с интересным кирпичным декором территориально располагался в прошлом в местном квартале красных фонарей (подобной спецификой этот участок был известен до революции).
Расселен по программе аварийного жилья. Затем разобран и снесен.
Что сейчас:

2019.
30. Донская, 36
«Жилой дом Елены Кафери», кон. XIX в.
Колоритный домик в кирпичном стиле на одной из старейших улиц города.
Долгие годы оставался отселенным, как аварийное жилье.
К проведению ЧМ-18 был завешен баннером под покровом которого некие
субъекты разобрали его на кирпич, оставив после себя груды строительного мусора. 
Окончательно стерт с лица земли гор. администрацией в конце 2019.
Что сейчас:
Пока готовился материал, пришла информация о полной разборке еще одного примечательного здания, что открывает список утрат уже нового десятилетия.
Это был заметный дом с интересным кирпичным декором, возведенный в начале прошлого века на бывшей Никольской улице. На его добротном фасаде, судя по нише в центре, мог располагаться некий барельеф или небольшая скульптурная форма.
Социалистическая, 134: Дом «Ревекки Луцкой», нач. XX века.
 Здание попало под некую частную реконструкцию и его не стало.
Что сейчас: 
***
Наблюдая за текущей ситуацией, в обозримом будущем можно прогнозировать только увеличение сносов дореволюционных зданий старого Ростова. Среди них, к сожалению, окажется не мало домов, которые могли бы быть сохранены, если бы у заведующих городским хозяйством и архитектурой существовала хоть какая-то стратегия на сохранение подлинной застройки исторического центра.