13 июля, 2020

Сайдинг есть — ума не надо? В Ростове гробят ещё одно историческое здание

Очередное «оригинальное архитектурное решение» применили в Ростове-на-Дону при ремонте исторического фасада здания на улице Нансена, 18.
Увы, поток примеров того, как в «южной столице» частники и администрация воюют с архитектурным наследием поистине нескончаем.
Ещё не осела строительная пыль от сноса монументального комплекса зданий легендарной школы на Металлургической.
Ещё свежи в памяти общественные баталии за подлинный облик столетнего мемориального здания школы искусств на улице Народного Ополчения (не помогло — «отвентфасадили»).
Напомним, эти уничтоженные объекты проходили через муниципальную контору «Управление капитального строительства Ростова-на-Дону».
Теперь пришел черед массивного здания 50-х годов XX в. с фасадными артефактами ушедшей эпохи.
По информации краеведов, в советское время здесь, на Нансена, 18, находился филиал завода «Агат» по производству швейных машинок. Затем, объект был, по-видимому, приватизирован и его площади нынче сдаются в аренду.
В этом случае за дело взялись, по видимому, хозяева арендных площадей.
Но результат аналогичный.
Здание могло бы быть аккуратно оштукатурено с сохранением всех лепных элементов, если бы к проекту ремонта подошли с умом и пониманием.
Но зачем сохранять исторические архитектурные излишества, когда существует замечательный сайдинг!

Видимо, так рассудили заказчики ремонта и поэтому историческое здание на наших глазах превращается в масштабный барак с пластиковыми окнами за грустным забором. 
Работы на главном фасаде близятся к завершению — осталось добить правую часть.
Пока не ясно, утвержден ли такой «оригинальный проект» ремонта фасада в Департаменте архитектуры (и если да, то интересно, на каком основании) или владельцы здания просто «колхозят» сайдинг, исходя из своих представлений о прекрасном...
Соответствующий запрос направлен чиновникам, курирующим архитектуру города. Тем временем, еще одним объектом, который свидетельствовал о вехе развития страны, становится меньше.

17 июня, 2020

Школа забвения: реконструкция до неузнаваемости или снос

В эти дни заканчивается монтаж вентфасада на историческое кирпичное здание школы искусств на улице Народного Ополчения. 

С начала 2020 года это уже вторая  крупная потеря подлинного архитектурного объекта, наряду со снесенными недавно корпусами школы-гиганта на Сельмаше.

Обе школы проходят через муниципальную контору «Управление капитального строительства Ростова-на-Дону».
О мемориальном значении здания и необходимости сохранения исторического вида школы мы уже ранее заявляли. В конце прошлого года появилась петиция горожан за сохранение подлинного облика школы. Эту инициативу тогда поддержала и ростовская организация Союза архитекторов.
Но вносить изменения в проект, учитывающий сохранение фасада в казенном учреждении посчитали нецелесообразным, о чем и сообщили в официальном ответе: все сметы уже расписаны, всем спасибо / все свободны.
Между тем, по мнению разбирающихся в вопросе архитекторов, и тот и другой случай мог учесть интеграцию в проекты реконструкций как минимум подлинных фасадов — будь на то понимание или желание заказчиков и проектировщиков.
Но, как показывает практика, здесь работает старая школа — уничтожить и забыть.

Почему так происходит?

Задания на разработку проектов не учитывают исторический или мемориальный аспект. В таких случаях у чиновников действует стандартная отговорка: здания формально не являются памятниками истории и культуры.
Значит, делаем, что хотим.
Получается, что тупо осваиваются бюджеты на реконструкции зданий, доставшихся городу в наследие. Основными критериями при таком проектировании выступают прежде всего площади квадратных метров и применение современных материалов.
Сохранение исторического вида? 
Да бросьте!

Отсутствие системы прохождения проектов через общественную профессиональную экспертизу и приводит в итоге к тому, что исторические здания либо обезображиваются до неузнаваемости, либо вовсе сносятся, освобождая место для стыдного вида строений.

Как должно быть?
Крупные реконструкции, подобные этим — затрагивающие историческую составляющую — конечно же должны проходить экспертную оценку. 
Есть для этого и ростовская организация Союза архитекторов России и специально созданная по губернаторской инициативе Комиссия по сохранению архитектурно-художественной среды города.

Правда, городская администрация либо саботирует, либо просто не способна организовать работу Комиссии — в результате ее деятельность за последний год фактически сведена на нет. 
Вот по факту и проходят незатейливые проекты реконструкций, в которых нет никакого понимания того, как работать с формами и фактурой исторических объектов. 

14 мая, 2020

Защитная реакция. Ставим здания на гос. охрану

Мы отреагировали на предложение регионального Комитета по охране ОКН (объектов культурного наследия) составить список зданий, которым требуется государственная охрана.
Отправили для рассмотрения в Комитет 40 кандидатов, достойных, на взгляд проф. сообщества, получить статус выявленных памятников архитектуры, истории и культуры.
Пока, в основном, сконцентрировались на территории исторического Ростова-на-Дону и Нахичевани.

Основная масса из списка — здания дореволюционного периода.
Из них порядка 10 объектов — это образцы промышленной архитектуры: атмосферные старинные фабричные корпуса. 
На сегодня в городе остались буквально единичные постройки промарха, что диктует стратегию на сохранение и умное освоение этих заметных и примечательных зданий. 
Есть в списке и регион: пожалуй, самое известное в Области Войска Донского промышленное предприятие прошлого — Сулинский Металлургический завод — бывш. Железоделательный завод Н.П. Пастухова.
Пока еще сохранилось несколько фактурных старинных корпусов. И это все, что осталось от одного из крупнейших металлургических предприятий в Ростовской области.
В нашем перечне оказались также: 
- одно из старейших купеческих домовладений улицы Московской;
- дом известного до революции ростовского живописца вывесок с фантастической резной дверью;
- исторические корпуса Нахичеванского водопровода;
- дом и завод «гвоздильного короля» Ростова — купца Николая Панина;

Кроме, собственно, зданий в нашем списке присутствуют и такие элементы уличной среды, как знаменитые причальные тумбы Пастуховского завода. 
Они знакомы не одному поколению горожан и давно уже стали достопримечательностью ростовской набережной.
Но при кажущейся незыблемости, даже они потихоньку растаскиваются: за последние 15 лет несколько штук уже ушло (благоустройство территории, все дела). Как говорится, нет пределов возможностей для нашего человека.
Конструктивизм, над которым за последние 5 лет непрофессионального капремонта в городе успели изрядно поиздеваться, тоже не обделен вниманием — на рассмотрение подан «Жилой дом энергетиков» постройки конца 20-х годов XX века.

Многие объекты из нашего перечня, по логике, давно должны быть в реестре объектов с охранным статусом, но по какой-то причине там не оказались.

Пытаемся исправить ситуацию.
Последнее слово теперь за Комитетом по ОКН. После рассмотрения чиновниками, надеемся увидеть большинство из предложенных объектов в списке выявленных памятников.
Ведь для многих зданий постановка на охрану — это вопрос их дальнейшего физического существования, что, в свою очередь, напрямую влияет и на сохранение остатков городской исторической среды.




06 мая, 2020

Детальный разбор. Центр города ежегодно теряет десятки исторических деталей с фасадов зданий

Недавно с фасада бывшего доходного дома С.Л. Рувинского на Шаумяна, 96 исчезла фигурная табличка, провисевшая на здании ровно 120 лет — со времени его возведения.

Массивный доходный дом построен был в самом начале ХХ века, о чем до недавних пор и свидетельствовал металлический «коронованный» знак с инициалами владельца — Семена Лазаревича Рувинского и годом постройки — 1900.
По справочникам известно, что хозяин дома занимался в те времена оборудованием водопроводов и имел в городе склад, торговавший соответствующими принадлежностями.

Как вышло так, что дом лишился собственной своеобразной визитки и кому это вообще было нужно?
Здесь пример того, как беспечность, невежество и воровство сплетаются воедино.
«Доходный дом С.Л. Рувинского» — объект культурного наследия (ОКН) регионального значения и все манипуляции с фасадом здания по закону строго регламентированы — любые изменения облика, замена элементов или их демонтаж без согласования попросту запрещены.
Правда об этом обитателям дома вряд ли известно: давно уже вместо резных деревянных дверей на входе висит плоская железка, а большинство деревянных рам на окнах заменены (по недоброй традиции последних десятилетий) на белый пластик. Коробки остекления балконов, которые наворотили кто во что горазд, довершают общую картинку. 
Поэтому ситуация с исчезновением еще одного подлинного фасадного элемента — не удивительна и отчасти иллюстрирует то, как обстоят дела в городе с содержанием собственниками не аварийных памятников архитектуры (об аварийных и говорить не приходится).

В прошлом году арендаторы ателье, что обосновались во дворе, по простоте душевной завесили знак баннерком (а че, по центру — самое козырное место).
Получился такой «дизайн экстерьера»:
Это прикрытие и спровоцировало, по-видимому, каких-то хмырей украсть раритетный знак...
По предварительным подсчетам, каждый год исторический центр Ростова лишается десятков архитектурных элементов и фасадных артефактов. 

Архитектурные детали и отметины времени на фасадах старых домов — это своеобразные маркеры эпохи, по ним можно буквально считывать события прошлого: в каком году был построен дом, как называлась улица изначально, кто был владельцем дома или чем занимались его обитатели, как здание пережило войну… да много всего любопытного. 
Следы уличных боев времен оккупации Ростова на Станиславского, 65.
Замазаны и закрашены во время недавнего капремонта.
Довоенный знак Осавиахима (Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству).
В городе таких уже не осталось.

Совсем недавно было в разы больше вещей, что выдержали уличные бои и ремонты советского периода, но незаметно ушли за последние годы. 
В группе риска сейчас: старые таблички с номерами домов и названиями улиц, знаки различных обществ, флагодержатели, информационные таблицы, вентиляционные решетки, дореволюционные рисованные вывески и надписи времен войны. 
DONSKAJA. Немецкая надпись с названием улицы, нанесенная во время войны. Продержалась до 2017.

Одни фасадные вещицы становятся жертвами так называемого  «капремонта» — унылой программы по лишению сохранившегося арх. наследия его исторического облика. 
Другие детали уничтожаются самими жильцами из-за непонимания их исторической значимости, третьи просто страдают от времени и отсутствия присмотра.

Доходный дом Гутермана на Соборном, 8

Вспомним другой пример на Газетном, 50. На объекте культурного наследия «Доходном доме Португалова» убили еще один редкий вид.
До ремонта в его дворе над одним из подъездов существовала внушительных размеров крутая латунная табличка с номерами квартир. 
После бесполезного оштукатуривания дворовых фасадов вместе с добротной кирпичной кладкой ушел и этот раритет. 
Фрагмент фасада, где висела табличка после окончания «капремонта» теперь выглядит так:
А так уходят исторические знаки с номерами домов: 
после покраски в рамках капремонта особняка Магдалины Аваковой (на углу Горького и Братского)
с его фасада исчезла дореволюционная табличка с номером дома «28».
На Соборном, 9 до ремонта висело две девятки: рельефная дореволюционная (мы подобную табличку восстанавливали) и советская эмалированная  наглядное визуальное пособие по культуре изготовления знаков разных эпох.
После ремонта в 2017 вместо них появилась неуместная пластмасса и несуразный размер, не вписывающийся в рельеф фасада старого дома (пришлось городить дистанционный держатель). Такие сейчас лепят повсеместно.
Это весьма распространенное явление при «капремонте» за последние годы — мелкие элементы уходят пачками.

А вот Садовая, 39:
Крупный знак на перестроенном после войны здании еще недавно украшал арку набором эпохальных символов:
Во дворе дома в то время функционировало отделение спец. отряда подводно-технических работ Подводречстроя.
Кому-то он понадобился:
Думается, если бы управляющие компании, подрядчики или сами жильцы были осведомлены о правилах эксплуатации и ремонта домов-памятников, то многие элементы ОКН могли бы и дальше существовать на своих местах, так как входят в предметы охраны фасадов самих зданий.
Здесь вопрос в первую очередь к работе регионального Комитета по охране объектов культурного наследия в плане его разъяснительной работы с собственниками и функциям надзора. 

С деталями на исторических зданиях, не имеющими охранный статус — ситуация сложнее. Способствовать их сохранению поможет, отчасти, общественный контроль и коммуникация с жильцами.
Тут, как говорится, спасение утопающих...

Архив блога